Onilne-конференция с архимандритом Тихоном (Шевкуновым) на Первом Канале в рамках проекта "Общее дело"

05.09.2009

9 апреля в 14.00 гостем студии Первого канала стал архимандрит Тихон (Шевкунов), наместник московского Сретенского мужского монастыря. Архимандрит Тихон – один из авторов фильмов «Давайте выпьем» и «Чижик-пыжик, где ты был?», являющихся частью проекта Первого канала «Общее дело», рассказал о проекте и ответил на вопросы интернет-аудитории . Цель программы – рассказать зрителям о критической ситуации, связанной с алкогольной проблемой в России. Первый канал заговорил на тему алкоголизма так громко, что это вызвало огромный резонанс в обществе.

 

 Скачать видео

Вопрос Архимандрит Тихон: Добрый день, уважаемые зрители Интернет-встречи. Меня зовут отец Тихон, я наместник Московского Сретенского монастыря. А пригласили меня по поводу того нового проекта, который мы начали осуществлять с Первым каналом. Проект этот называется "Общее дело". Цель его – рассказать пусть сложную и не всеми желаемую услышать правду о том, чем является сегодня для России алкоголь. Это сложная проблема, потому что внутри нашей культуры, внутри наших традиций алкоголь, спиртное, культура застолья занимают довольно серьезное место. Мы не ставим задачу рассказывать об алкоголизме. Алкоголики – это некая маргинальная часть общества, которыми должны заниматься профессиональные медики. Мы хотели рассказать людям, которые выпивают как все, как обычные наши соотечественники, раз или два в неделю, или даже пореже, но делают это регулярно, с большим удовольствием. И очень часто мы не задумываемся над тем, что очень многое от нас скрывают. Очень многой правды об этой проблеме мы, по сути, и не знаем. Об этой правде мы и хотели бы рассказать.
 
 
Вопрос Архимандрит Тихон: Продолжение
Ответ Архимандрит ТИХОН: Мне уже 50 лет. Я закончил школу в 1975 году. Где-то 1,5 месяца назад мы встретились с моими школьными товарищами – два бывших 10-х класса 1975-го года выпуска (10 "А" и 10 "Б"). Мы окончили обычную московскую среднюю школу в Чертанове. Когда мы взяли фотографии и посмотрели кто из нас жив, а кто к 50-ти годам уже ушел, когда мы подсчитали, то увидели, что из наших одноклассников умерло 28 человек. Одна девочка, остальные тогда, когда мы были школьниками, мальчишки. Из 28-ми 27 умерло от тех или иных последствий алкоголя. Кто-то покончил жизнь самоубийством, у кого-то были сердечные приступы, кто-то разбился, кто-то умер от цирроза печени и т.д. Наверно, в том числе и это заставляет нас всерьез задуматься о той правде, которую по многим и многим причинам от нас скрывают. Или ее не афишируют. 
Вот, например, недавно Всемирная организация здравоохранения провела исследование среди выпускников 2009 года: сколько из них в разных странах доживет до пенсии. Вот к каким выводам они пришли. Английских школьников, выпускников 2009 года (нынешнего), до пенсии доживет больше 90 %. А российских школьников, выпускников 2009 года, доживет до пенсии меньше 40 %. Такие факты не позволяет нам молчать, не предавать эти факты общественному звучанию. И наверное, в связи с этим так много вопросов пришло на сайт Первого канала. 
 
 
Вопрос Андрияко Анастасия,18 лет, Эстония: Добрый день! С удовольствием посмотрела передачу "Общее дело" и очень рада, что наконец-то начали говорить открыто о подростковом алкоголизме. Скажите, что подтолкнуло Вас к созданию этих фильмов и почему Вы вообще решили заниматься этой проблемой? Заранее спасибо.
Ответ Архимандрит ТИХОН: Анастасия, во-первых, я немножко уже рассказал о том, что подтолкнуло заняться именно этой проблемой. Церковь во все времена говорила об этой опасности, старалась делать это ненавязчиво, мудро, так, чтобы не оттолкнуть излишними декларациями, излишним моразилизированием. Но знаете, тяжело от этого уйти, потому что уж больно страшны факты, страшна эта действительность. 
Что касается подросткового пьянства (не алкоголизма, хотя у нас уже, к сожалению, есть дети-алкоголики), то школьники лучше меня знают, сколько и как выпивают, начинают пить ровесники и Анастасии, и намного раньше. Сейчас средний возраст приобщения к алкоголю в России 13 лет. Это один из самых высших показателей в мире. Что это означает? Сейчас в России, и наверно в Эстонии, частая картина, когда мы видим на автобусной остановке и просто на улице огромное количество палаток. За стеклами этих палаток выставлены разноцветные привлекательные баночки, в которых содержатся т.н. слабоалкогольные напитки. Они привлекают внимание подростков. Несмотря на все запреты, их продают, потому что наживаются на здоровье этих подростков неимоверно. И детишки выпивают эти напитки. Страшно их любят. Они и сладенькие, и вкусные, и после них весело. 
Когда мы делали свой первый фильм "Чижик-пыжик, где ты был" (помните наверно продолжение этой старинной песенки), мы отдали на экспертизу эту баночку. Я не помню, как она называется – обычный детский, для подростков, как правило, созданный крепкий напиток. В одной банке этого напитка, как нам рассказали эксперты, содержится 50 грамм водки и 6 чашечек крепкого кофе. Мы расспрашивали 13-15-летних детей, мальчиков и девочек, сколько вы пьете, они говорили, мы можем выпить и 3 баночки, и 4 баночки – весело, здорово. То есть если вот такая 13-14 летняя девочка накатывает стакан водки (по 50 грамм 4 банки) и чувствует себя прекрасно, потому что параллельно с этим она выпила около 20 чашечек крепкого кофе. Она приходит домой, и родители ничего не замечают. Да и она чувствует себя в тонусе, и весело, и бодро. А после этого мы удивляемся, почему у нас практически нет здорового юношества; почему в армию не могут найти здоровых молодых людей. 
Такое разрушение, какое наносят вот эти слабоалкогольные напитки даже страшно представить. Их необходимо запретить по-настоящему. Если мы, общество, государство, по-настоящему заботимся о том, что будет с Россией в будущем, что будет с конкретными молодыми людьми, которых обманом, пользуясь их доверчивостью и еще неискушенностью в жизни, завлекают на такие скверные и яркие приманки…. Можно конечно отмахнуться, сказать, что это их лично дело. Но знаете, если мы так от всего будем отмахиваться, мы, в конце концов, отмахнемся от нашей страны. Может, для кого-то это кажется патетикой для меня – нет. 
 
 
Вопрос Ольга Валериевна Паденок, 42 года, Франция: Почему в России разрешено производство алкогольных напитков иностранными предпринимателями? (например, турецкими, датскими и т.д.)
Ответ Архимандрит ТИХОН: Да потому что бизнес колоссальный. Люди среднего и старшего поколения помнят, что в советское время алкогольная монополия давала государству прибыли сравнимые с нефтяными. В 1992 году правительство Гайдара (это особая, очень интересная история) отпустило алкогольную монополию в этот период рыночной паранойи, когда все отпускалось – один только рынок. И в результате и потребление алкоголя возросло вдвое. И вдвое возросла смертность и сверхсмертность наших соотечественников. 
А почему иностранные предприниматели? Действительно, как говорят специалисты, чуть ли не более 80 % пивных предприятий принадлежат иностранцам. Это колоссальный бизнес, это колоссальные деньги. Покупая каждый раз очень дешевое наше российское пиво, надо понимать, что мы участвуем в гигантских сверхприбылях иностранных монополий. Правильно это или неправильно – это другой вопрос, но и ответ на него совершенно очевиден. 
Заметьте, я специально интересовался, одна бутылка или банка какого-то дешевого пива (не буду называть, говорят, по телевидению нельзя даже никакой скрытой рекламы, хотя у меня и в мыслях этого нет) стоит 25-27 рублей. А такой же объем более или менее нормального сока стоит иногда до 70 рублей, а вода – рублей 25-30. И конечно, даже в жаркий день студенту или школьнику, у которого карманы не отягчены излишними деньгами, выгоднее купить вот эту самую бутылку пива. Это колоссальный огромный очень выверенный бизнес. Его делают на нас с вами. Хотим мы в этом участвовать? Значит – участвуем. 
 
 
Вопрос Сергеева Ольга Анатольевна, Санкт-Петербург: 31 марта решением Священного Синода образован Церковно-общественный совет по защите от алкогольной угрозы, куда вошли и Вы. Расскажите, пожалуйста, что Вы планируете предпринять в рамках действия этого Совета.
Ответ Архимандрит ТИХОН: Действительно, по предложению святейшего Патриарха Кирилла, решением священного Синода совсем недавно образован церковно-общественный совет. Называется он не "по борьбе с пьянством", не "по противодействию алкоголизму" или что-то в этом роде. Назвали его так: "По защите от алкогольной угрозы". Туда вошли и церковные люди, священники, и представители общественности. Возглавил со стороны общественности великий наш писатель, к сожалению, как я вдруг увидел, почти не известный в кругу современной молодежи, Валентин Григорьевич Распутин. В совет входят и такие известные академики, как: Онищенко, Бокерия, ректор Московского мединститута (первого меда), Светлана Хоркина – наша знаменитая спортсменка. Известные люди, которые понимают всю ту грандиозную опасность, которая сегодня нависает над Россией. 
Эта опасность намного больше, чем 15-20 лет назад. Это не законотворческий орган, это общественный совет. Этот церковно-общественный совет призван всеми силами донести до законодателей, до всех слоев общества реальную правду об этой страшной угрозе. Ведь по данным Всемирной организации здравоохранения, если в стране потребляется более 8 литров алкоголя на душу населения, начинается необратимое угасание этноса. В России сегодня, по различным данным, употребляется от 14 до 18 литров алкоголя на душу населения, включая стариков, грудных младенцев, непьющих и прочих. Это страшная цифра. Больше нас, как говорят социологи, пьют только на Украине. Но это тоже для нас, мягко говоря, не чужая земля и не чужая судьба. 
Сейчас мы будем плотно работать и с представителями Государственной думы, и с соответствующими подразделениями российского правительства, которые занимаются этим. Это будут не только обсуждения – это будут и предложения, и просвещение. В частности, и наша сегодняшняя Интернет-передача. Главная цель для меня лично была бы, если те факты, которые мы услышим, в дальнейшем вы, зрители и участники этой передачи, смогли бы донести до ваших друзей, знакомых, до тех, кого вы любите, кто вам не безразличен. 
Меня поразил такой факт. Мы начали разговор с обычно пьющих людей, средне, обычно выпивающих. Предположим, человек 30-40 лет, который выпивает, как все в России, - 2 раза в неделю. Посреди недели встретился с друзьями, посидел, вернулся домой немножко навеселе. Ничего страшного. Естественно, не бил жену. Никаких этих эксцессов не будем даже приводить. Хотя, конечно, отношения в семье, в том числе и из-за алкоголя, не самые лучшие. А в воскресенье выпил чуть побольше. Может, похмелился в понедельник, может, нет – в зависимости от здоровья. А на утро вышел на работу. Все в порядке. Врачи утверждают, что человек, вот так выпивающий у нас в России (а это надо подчеркнуть, у нас есть свои наследственные особые особенности употребления алкоголя), сокращает свою жизнь лет на 20 в среднем. Есть такая статистика. Я специально принес ее сюда. Средняя продолжительность жизни мужчины в России меньше, чем в таких странах, как Гондурас, Сенегал, Экваториальная Гвинея, Камбоджи, Бангладеш, Мали, Таджикистан, в поселениях на Палестинской территории. Часто говорят, у нас качество медобслуживания очень слабое, поэтому у нас такая низкая продолжительность жизни. А скажите, на Палестинских территориях, где люди живут в палатках уже лет 40, там что, выше качество? Или в Албании, где продолжительность жизни мужчины на 11 лет в среднем выше, чем у нас. Что, социалка в Албании лучше чем в РФ? Это чушь? Главная причина этого вопиющего явления – алкоголь. По статистике из 40-летних мужчин, живущих сегодня в России, 50 % не доживут до пенсии. А в Албании, которую мы сейчас помянули, только 7 % не доживут до 60 лет. А у нас каждый второй, половина. 
 
 
Вопрос Продолжение
Ответ Архимандрит ТИХОН: Поэтому вот этот церковно-общественный совет в первую очередь призван – не побоюсь этого слова – ударить в набат. И ударить в набат для каждого человека. Помните, как замечательно сказал друг и собутыльник Шекспира великий английский поэт Джон Дон. Шекспир тоже любил это дело, что преждевременно и свело его в могилу, хотя он остановился, как пишут его биографы, когда ему было около 40 с чем-то лет, остановился по- настоящему. Джон Дон писал: "Люди – это не острова в океане. Каждый человек – часть континента, часть материка. Если волна смывает песок прибрежного камня, вся Европа становится от этого меньше. Поэтому никогда не посылай узнавать, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе". Вот этот колокол звонит по каждому из нас. Нет той семьи в России, которая бы не пережила, так или иначе, эту трагедию. Или сын, или, как ни страшно сказать сегодня, дочь, отец или еще страшнее - мать или кто-то из очень близких людей. Вымирание и деградация – это наше будущее, если мы сегодня разумно трезво серьезно не возьмемся за решение этой проблемы. Каково это решение? Мы не призываем к тотальному трезвенничеству. Во-первых, мы понимаем, что это нереально. Во-вторых, не всякий человек готов к этому. И как мне кажется, не для всякого человека это нужно. Но надо понимать, что ответственное отношение к этому вопросу должно быть одной из составляющих частей мировоззрения русского человека и любого жителя России. 
Почему? Это большая проблема для нашей страны. Я расскажу сейчас нечто такое, что еще не полностью исследовано медиками. Тем более я не профессионал, я говорю с чужих слов. Но примерную картину я опишу, надеюсь, правильно. В России особая наследственность. Мы принадлежим и к северу Европы, и к Азии. У азиатов, как мы знаем, есть совершенно особое качество – они не воспринимают алкоголь. Скажем, чукчам, или эвенкам, или другим народам азиатского севера невозможно совершенно говорить о культуре питья, потому что это для них убийство, наркотик. 5-6 раз представитель этого северного народа употребит алкоголь, он становится больным алкоголиком. Почему те, кто бывал на крайнем севере, видели страшные картины: молодая по возрасту женщина лет 30, как 70-летняя старуха. И то же самое со сравнительно молодыми 30-40 летними людьми. Это потому, что их организм не воспринимает алкоголь. Алкоголь сразу их начинает убивать. Для русского человека, для российского этноса это до конца не исследовано, но нечто такое в нас тоже есть. И мы это чувствуем, мы это понимаем. 
Что касается наших европейских корней, викингов, норманнов. У скандинавов, у норвежцев, шведов, финнов генетика тоже крайне уязвима для алкоголя. Мы знаем все питерские истории, когда финны приезжают в Россию для того, чтобы напиваться. Почему в Норвегии в Швеции, в Финляндии государственная монополия на алкоголь – то, от чего мы отказались – в рыночных странах, самых успешных в мире по уровню жизни, государственная монополия на алкоголь. Потому что они понимают, насколько грандиозна эта опасность. В конце XIX – начале XX века в скандинавских странах, в Шотландии и в Исландии ситуация с алкоголем была, быть может, еще хуже, чем в России. Они спивались, деградировали просто на глазах. Демографическая пропасть зияла перед ними. И тогда государство нашло в себе мужество, взялось за дело и решило этот вопрос. В Финляндии был объявлен сухой закон, в других странах – очень жесткие ограничительные меры. Они спасли народ. В Норвегии до вступления в ЕС одна точка, торгующая крепкими напитками, приходилась на 15 тыс. человек, в Подмосковье – одна на 350. Сейчас в Норвегии больше. Евросоюз, в который они вступили, заставляет их пересматривать и давать всякого рода привилегии алкогольному бизнесу. Но там они просто в ужасе. 
 
 
Вопрос Продолжение
Ответ Архимандрит ТИХОН: Вот не дай бог нам дойти до той ситуации, когда мы поймем, что единственный выход – это сухой закон. Поэтому система разумного регулирования, индивидуального ограничения каждого человека, чтобы общество государство тоже ограничило это зло – вот это крайне необходимо. Каждый человек однажды должен понять, или он действительно в состоянии немного выпить и остановиться. Тогда это действительно будет частью его культуры. Или дать себе отчет: я этого сделать не могу. Я много раз пытаюсь выпить и остановиться, и всякий раз это не получается. Тогда этот человек должен решительно и бесповоротно отказаться от этого удовольствия. Иначе он разрушит себя, жизнь своих близких, разрушит тот замысел божий и о себе и о том роде преемственности поколений, которые взрастили его, и будет предателем своей судьбы и судьбы своего рода, своих предков. 
Вот такая высокая планка. Такая высокая задача. К этому выводу люди – я глубоко убежден – должны придти. Может быть, не сразу. Кто-то должен пройти через тяжелые испытания, падения, позор, стыд, лишения, болезни. Только бы остановиться вовремя. Вот это самое важное. Всегда мы должны помнить, мы, и русские, и украинцы, и белорусы, и татары, и мордва, и буряты, у которых самая страшная смертность, в первую очередь алкогольная смертность, должны знать, мы находимся в зоне сверхриска. Это наша наследственность, не изученная еще пока до конца. Это наши традиции, и хорошие и плохие, и смертельные традиции. Все это в совокупности ставит нас за грань красной линии. Либо мы это осознаем, либо мы это осознаем слишком поздно. 
 
 
Вопрос Орлов Андрей Анатольевич, 30 лет, Кемерово: Каким образом ужесточить закон о продаже нелегального (бабушками из квартир или домов) спирта, самогонки и т.д.?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Как ужесточить? Вы знаете, можно жестоко ужесточить. Как это сделал, например, Сталин в 1925 году. Насколько мне известно, когда отменялся сухой закон в 1925 году. А Россия жила 10 лет (и царская, и потом уже разрушенная советская Россия) в состоянии сухого закона до 1925 года. Сталин, чтобы пресечь продажу и производство самогона, пообещал всем милиционерам по всей стране довольно большое денежное вознаграждение за то, что они принесут и сдадут самогонные аппараты. Естественно, милиционеры в деревнях, в районах, в городах примерно знали, кто гонит самогон. Может, кто-то из тех советских еще милиционеров получал какие-то дивиденды от производителей самогона. Но во всяком случае, сумма была названа такая привлекательная, что милиционеры действительно принесли огромное количество самогонных аппаратов. Их было 200 тыс. Но на всю огромную Россию это было очень немного. Тогда потребление алкоголя, включая самогон, было ничтожно мало по сравнению с нынешними 18 литрами – 1,5 или меньше 2-х литров. Сейчас это проблема. Но как? Я думаю, что общество в первую очередь должно осознать, что пагубность этого убивает в первую очередь подростков и своих же сограждан. Если мириться с этим, грош нам цена.
 
 
Вопрос Пунинский Евгений Геннадьевич, 22, Москва: Как я могу помочь?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Вот за это большое спасибо. Огромное количество писем приходит к нам и на наш сайт pravoslavie.ru, на сайт Сретенского монастыря и на сайт Первого канала с этим вопросом: как помочь, что я могу сделать. Я думаю, что в процессе вот этого проекта "Общее дело" найдется возможность для каждого человека, в первую очередь, донести эту объективную информацию. Люди у нас умные серьезные. Взять эту статистику, рассказать о ней друзьям. Мы будем это публиковать на сайте Первого канала и на нашем сайте. По телевидению будет идти убеждение. Люди у нас умные, серьезные, люди, которые готовы воспринять правду. Только вот донести – это главная задача. Кто-то если может сделать большее, ну конечно здорово. Если кто-то сделает интересное общество, клуб, там, где молодежь будет встречаться не на основе того, чтобы всем собраться и напиться, вначале это будет весело, а потом ужасно – и это уже будет что-то хорошее. Во всяком случае, участвовать в защите от алкогольной угрозы творчески может каждый из нас.
 
 
Вопрос Иванов Владимир Викторвич, 62, Москва: Вам не кажется, что РПЦ слишком увлеклась политическими играми и подыгрыванием власти? А а ведь это чревато, вспомните 1917 год.
Ответ Архимандрит ТИХОН: Помню. Очень хорошо помню 1917 год и 1937 год, и хрущевские гонения. Все это мы не забываем. Не для злопамятства, а просто надо об этом помнить. А что касается Вашего утверждения о подыгрывании властям, Вы что, всерьез думаете, что этот проект "Общее дело" – подыгрывание властям и какие-то политические игры? То, что мы сейчас говорим о колоссальных недостатках, которые есть в нашем государстве относительно регулирования алкогольного рынка, это Вы тоже считаете политическими играми или подыгрыванием? Если считаете, - что ж, это Ваше личное дело.
 
 
Вопрос Бондаренко Светлана Александровна, 32 года, Ангарск: Алкоголь меня не интересует, а проблема алкоголизма в обществе - да. Бороться, думаю, надо жестко. Но у меня вопрос в другом. Если я отеистка, но интересуюсь архитектурой церквей, я могу ездить в паломнические поездки? Как относятся к этому священнослужители?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Если Вы не Атеистка, а Отеистка – это уже большая надежда. Если Вы хотите ездить в паломнические поездки и посещать церкви, интересуетесь архитектурой, то как к этому может относиться священнослужитель? Конечно, очень благожелательно и с интересом. Потому что всякое внимание и интерес даже к косвенным проявлениям духовной жизни рано или поздно приведет Вас к тому, чтобы задать себе самые главные и самые страшные вопросы в жизни: в чем смысл нашей жизни, одиноки ли мы в этом мире, что такое человеческая душа, и есть ли она, есть ли Бог, есть ли вечность? Помните у Шекспира: "Есть многое на свете, друг Горацио, что непонятно нашем мудрецам. Конечно, очень хорошо, что это Вас интересует. Мы можем только поприветствовать Вас в этом.
 
 
Вопрос Болдырев Денис Витальевич, 30 лет, Пенза: На каком основании пиво, имеющее 9 градусов алкоголя, не является алкогольным напитком, ядом?
Ответ Архимандрит ТИХОН: А я не понимаю, на каком основании наше законодательство до сих пор признает пиво даже не безалкогольным напитком, а продуктом питания. Хотя мы знаем о пивном алкоголизме. Мы знаем о том, как страшно пиво влияет на здоровье подрастающего поколения. Конечно, это страшная недоработка. Это алкогольный напиток. Пускай слабоалкогольный. Его производство, сбыт, бизнес от него должны подчиняться, с моей точки зрения, самым жестким принципам регулирования.
 
 
Вопрос Дэнни, Санкт-Петербург, 23 года: Здравствуйте! Скажите, сколько ещe просуществует Православие? И Вам не надоело самому обманываться?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Этот вопрос задают уже 2000 лет. Давайте мы еще 2000 подождем. И кто-нибудь в будущем через 2000 лет снова спросит на какой-нибудь сверх-интернет-конференции об этом же, и наверно получит тот же самый ответ. Ну, подумайте сами.
 
 
Вопрос Болдырев Денис Витальевич, 30 лет, Пенза: Так называемая теория "культурного питья" алкоголикам не нужна, пьяницам тоже, культурно пьющие и так пьют "культурно". Получается, она направлена на приучение к этому наркотику детей? Так ли это?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Да, вот это теория культурного питья – это конечно полный абсурд. Такого понятия не существует нигде в мире, кроме России. В советское время появилась эта идиома "культурное питье". Но мы знаем, что это очередной миф. Для большинства выпивающих наших сограждан это полный миф и личное заблуждение. 
У меня есть знакомый музыкант, очень интеллигентный человек, который время от времени начинает "культурно выпивать". Садится за стол, жена, вздыхая, накрывает ему красивый ужин, он зажигает свечу, выпивает сначала рюмку, потом другую, потом третью. Потом, извините за выражение, бегает по подъезду, совершенно пьяный, за своей женой, орет, кричит. В общем, все то безобразие, которым, как правило, заканчиваются опыты культурного питья. 
Я не отрицаю, конечно же, есть люди (честь им и хвала), которые могут вовремя остановиться. Но пропаганда культурного питья у нас – примерно такое же преступление, как пропаганда культурного питья у чукчей. Только там 100 % после такой пропаганды становится алкоголиками, потому что, по сути, не может быть у них культурного пития, они слишком зависимы; а у нас этот процент несколько ниже. 
Поэтому нельзя нам повторять эту совдеповскую идиому. Нам надо говорить о личной ответственности. Понял, что ты можешь немного выпивать, остановиться вовремя и не причинить вреда ни близким, ни себе, ни обществу – ну, это твой выбор. Если ты не можешь это делать, твой нормальный выбор свободного человека это только остановиться, вообще не пить. Вот это будет выбор ответственности. В противном случае эти опыты, как у моего приятеля-музыканта, могут продолжаться лет до 50-55. Потом все заканчивается весьма и весьма плачевно и для него и для самых любимых и близких его людей. 
 
 
Вопрос Болдырев Денис Витальевич, 30 лет, Пенза: Может ли алкоголь являться генетическим оружием против России?
Ответ Архимандрит ТИХОН: В том числе и генетическим. Он им и на самом деле является. Мы знаем, когда Гитлер разрабатывал свою концепцию относительно восточных земель, он совершенно четко говорил: а для русских, славян – только алкоголь, табак и порнография. Они сами будут вырождаться, через 1-2 поколения их останется ровно столько, сколько нам надо, чтобы они обслуживали интересы рейха. 
То, что западные монополии так активно включаются в разработку алкогольного рынка в России и всячески препятствуют его разумному регулированию, тоже говорит о том, что это очень серьезное оружие. Генетическое – конечно. Потому что, во-первых, сегодня огромное количество людей не может иметь детей именно в связи с тем, что употребляли даже небольшие дозы алкоголя. По этому поводу многотомные исследования. По этому поводу ученые уже устали говорить. И всякое нравоучение становится априори ханжеством. Поэтому не буду повторять. Каждый в Интернете может найти сколько угодно материалов по этому поводу. И женское бесплодие, и мужская импотенция. 
Мы сейчас готовим один пивной ролик. Слышали наверно такое: "Кто бежит за пивом сегодня? Самый умный, самый смелый, самый веселый!" А врачи говорят: "Кто бежит за пивом, раз уж потянуло первым его побежать – да ранний импотент первый бежит за пивом". Это очень удачная фраза профессора Жданова. Этот слоган основан на фактах, на медицинской статистике. Почему сейчас именно такого рода медицина самая прибыльная? Когда едешь в машине, порой включено радио, слышишь сплошь рекламу клиник такого рода. Почему? Да потому что все делается этим бизнесом алкогольным, чтобы это произошло. Поэтому конечно, это генетическое оружие. 
А что касается несчастных детей, которые рождаются от выпивающих родителей. У нас при нашем монастыре в Рязанской области есть детский дом, который мы опекаем, на 100 человек детей. 100 % - это дети родителей, лишенных родительских прав, на 99 % - за пьянство. Ну, страшно. Это просто преступление. Это дети, которые уже генетически обкрадены своими родителями. Над ними совершено страшнейшее преступление. И развитие их уже сейчас очень и очень проблемно. Я не хочу сейчас рассказывать об этом. Детей просто жалко. Не хочется это все иллюстрировать в картинках. Но вы все прекрасно понимаете, какова степень привычной уже у нас алкогольной деградации. Мы на первом месте в мире по количеству брошенных детей. Россия на первом месте в мире. 
 
 
Вопрос Замаховский Денис Дмитриевич, 19 лет, Нижний Новгород: Здравствуйте! На мой взгляд, причины чрезмерного употребления алкоголя в нашей стране - это стереотипы типа "настоящий русский мужик должен много пить" и огромная доступность - сегодня алкоголь можно приобрести в любое время в любом месте, по любой цене. Скажите, что сегодня каждый из нас может сделать для того, чтобы наша страна могла употреблять хотя бы не более 8 литров на душу населения в год?
Ответ Архимандрит ТИХОН: Да, это ужасно. Во времена моей молодости, когда я был студентом московского института, мы собирались с друзьями. Жил я в Москве, но мы приходили с друзьями в общежитие. Алкоголь в воскресенье не продавался. В будний день – с 11 часов и до семи. В семь часов закончилось у нас винцо, что делали люди, которым не терпелось еще продолжить? Ну, бежали к таксисту. Покупали у таксиста. А у таксиста бутылка водки стоила 10-15 рублей. При студенческой зарплате, это 4, а то и 3 бутылки водки. И все. Поэтому тут уже 100 раз подумаешь. 
А сейчас вся страна или значительная часть наших соотечественников, миллионы и миллионы, которые каждый вечер принимают свою дозу, потом, когда им хочется продолжить, им не надо бежать и искать таксиста. Еще не известно, найдешь его, не найдешь, есть ли у тебя такие деньги. Они спускаются в ближайший киоск, который на шаговой доступности от каждого дома и в каждом селе. Напомню, на 350 человек одна такая точка в Подмосковье. Сравнить с одной точкой на 15 тыс. в Норвегии. Мы в любом месте это все покупаем. И значительная часть, миллионы и миллионы населения нашей страны продолжают это удовольствие. 
80 % убийств в РФ совершается в состоянии алкогольного опьянения. 50 % убитых находятся в пьяном состоянии во время совершения над ними насилия. Самоубийств около 50 % происходят в состоянии алкогольного опьянения ну и т.д. Это можно продолжать до бесконечности. 
Так вот, если это ограничить, хотя бы нам вернуться этим в Советский Союз, то ужасающие посталкогольные последствия, сверхсмертность, смерть от инсультов, инфарктов и прочее-прочее, алкоголизм, который растет, как болезнь уже. Мы не говорим сегодня об этом. Но это как последствие. По официальным данным, 2,5 млн. алкоголиков в стране. А по неофициальным данным, больше 10 миллионов алкоголиков. Представляете, каждый 14-й. 
Для того чтобы это приостановить, что еще необходимо. Ограничение по времени, ограничение по месту. Запрещение появляться в пьяном виде. Как сейчас, везде можно. Формально где-то нельзя. Но де-факто мы видим, что никаких ограничений не существует. Де-факто ведь не существует ограничений для подростков. Когда мы делали фильм, о котором я говорил сегодня "Чижик-пыжик, где ты был?", мы с разрешения родителей послали детишек от 13 до 15 лет, мальчиков и девочек. Операторы на них навесили маленькие камерки и их послали покупать алкоголь в Москве. Продали всем с первого раза. Вот если мы настолько безумны, что и здесь скажем: нет, тотальный либерализм, никаких ограничений, свобода – ну это уже будет такое непростительное и не обратимое шизофреническое состояние. 
 
 
Вопрос Ляхов Андрей Михайлович: Почему власть с таким ресурсом ничего не делает, чтобы предотвратить, по сути, самоубийство русского народа? Ведь то, что вымираем через тотальное пьянство, не понимает только глупец или сознательный вредитель.
Ответ Архимандрит ТИХОН: К счастью, я не соглашусь с Вами. Сейчас готовится новый закон. И мы, наш церковно-общественный совет принимает в этом участие. Сейчас, как вы видите, на телевидении и в интернете Первого канала тоже идут и довольно успешно эти программы, социальные ролики, весь этот проект. Я глубоко убежден, что недостаточно делало государство для того, чтобы предотвратить эту беду. Но также глубоко убежден, что сейчас настало время для всех, от высших государственных чиновников, до нас с вами, начать это общее дело, начать этот проект. И думаю, что мы встретим и понимание, и полную поддержку, и правильное решение и во всех структурах власти, и у каждого отдельного человека (конечно, это сильно сказано), у многих из нас.
 
 
Вопрос Слёзкина Алла Владимировна, 31 год, Севастополь: Уважаемый о. Тихон, рассматривается ли какая-нибудь возможность по расширению Вашего очень нужного проекта на телевидении, например, в Украине? Ведь у нас пьют не меньше, чем в России.
Ответ Архимандрит ТИХОН: Больше пьют. Единственная страна, если я не ошибаюсь, где пьют больше, чем в России – это Украина. Рассматривается, конечно. В нашем церковно-общественном совете есть представитель украинской православной церкви. Поступили уже серьезные сигналы из властных структур Украины, которые заинтересовались проектом Первого канала, фильмами, социальными роликами. Так что я думаю, это дело пойдет и дальше, в том числе и на Украине.
 
 
Вопрос Татьяна, 40 лет, Тольятти: Когда христианский священник говорит об алкоголизме - это лукавство, ведь вы спаиваете кагором прихожан. И не надо говорить, что там маленькая доза - сам принцип применения спиртного, даже малым детям, в религиозном ритуале является кощунством.
Ответ Архимандрит ТИХОН: Долго об этом говорить. Вы знаете, не рассматривает церковь алкоголь как тотальное зло. Точнее – вино как тотальное зло. Пьянство и злоупотребление рассматривается как тотальное зло. Но апостол Павел говорит: "Если соблазняется и протыкается брат мой, видя, что я даже немного выпиваю – не буду пить вина вовек. Не буду подавать ему соблазн". Что касается литургического исполь