Пьянство закрывает небо и разверзает ад. Томский след «Казанского Общества Трезвости» …

23.09.2014

Одним из наименее изученных аспектов деятельности «Казанского Общества Трезвости» (КОТ) (1892 - 1917) остаётся открытие и функционирование его отделов за пределами Казанской губернии.


С первых лет существования общества его членами становились лица, проживавшиеся в разных уголках Российской Империи. Причём, наибольший процент из них составляли сибиряки.

К началу XX в. известность КОТ, руководимого известным общественным и политическим деятелем А.Т.Соловьёвым (1853 - 1918), далеко перешагнула границы Казанской губернии, а опыт его деятельности (не в последнюю очередь, за счёт широкого распространения печатного органа общества - журнала «Деятель») стал активно перениматься в самых отдалённых местностях империи. В Комитет КОТ начали поступать коллективные обращения с просьбами о разрешении на открытие отделов общества в различных населённых пунктах - от губернских городов до глухих деревень.

«Общество, - сообщалось в одном из годовых отчётов о деятельности КОТ, - известно во всех концах России не только своею благотворительною деятельностию, но и просветительною, так как никто из обращающихся к нему не получал отказа в изданиях Общества, и они рассылаются по всей России и Сибири. К Обществу обращаются за советами со всех концов России - об устройстве больниц, так как первая в России больница для лечения пьяниц была открыта Казанским Обществом Трезвости. Почти все благотворительные общества в Казани, кроме детских приютов, открыты при содействии Казанского Общества Трезвости и отделы Общества существуют не только в Казанской губернии, но и в других городах России, включительно до Сибири».(1)

Однако изначально уставом КОТ, утверждённым ещё 30 июля 1892 г., не предусматривалось открытие отделов в других губерниях, в связи с чем на Общем собрании КОТ 28 января 1901 г. было единогласно постановлено ходатайствовать перед министром внутренних дел о дополнении § 2 такового словами: «Казанское Общество Трезвости может открывать отделы и в других губерниях, если в известной местности будет членов Казанского Общества Трезвости не менее десяти, с согласия губернаторов тех губерний, где члены проживают».(2) Но данную просьбу первоначально отклонили на основании того, что «это затрудняет надзор за ними местных властей».(3) Тем не менее, была найдена возможность создавать отделы общества и за пределами Казанской губернии, учреждая их по уставу КОТ и легализуя после того, как на создание отдела и устройство религиозно-нравственных чтений давали соответствующие разрешения местные губернатор и архиерей.

Многочисленные источники свидетельствуют о том, что отделы КОТ в разное время были созданы: в городе Армянский Базар (Армянск) Перекопского уезда и селе Чаплинка (Чаплынка, Чаплынь) Днепровского уезда Таврической губернии, городе Красноярске (открыт в 1907 г.), городе Чите (открыт в первой половине 1903 г., вскоре «выделился в самостоятельное общество»), сёлах Тоуракское («Тоуракский») (открыт 1 октября 1901 г.) и Мало-Сосновское (Малая Сосновка, Сосновское) («Мало-Сосновский», «Малососновский») (открыт в конце 1912 г. - начале 1913 г.) Бийского уезда Томской губернии, селе Зирган (Зирганы) («Зиргановский») Стерлитамакского уезда Уфимской губернии (открыт 26 ноября 1903 г.)(4) и селе Галиевка Житомирского уезда Волынской губернии (открыт в 1907 - 1908 гг.). С марта 1900 г. также действовал Тереньгинский кружок членов КОТ в селе Тереньга Сенгилеевского уезда Симбирской губернии.(5) Ещё один отдел КОТ был открыт явочным порядком к 10 марта 1913 г. членами общества, проживавшими в «с[еле] Мутницком» Орловского уезда Вятской губернии, но затем, в силу обстоятельств, его переформатировали в самостоятельное общество.(6)

Известно также, что членами КОТ инициировались ходатайства об открытии отделов общества ещё в целом ряде мест, но, по разным причинам, удовлетворены они не были. Таковое, например, было возбуждено в 1903 г. по поводу предполагавшегося открытия отдела в городе Серпухове Московской губернии, где к тому времени проживали 120 членов КОТ, однако «Московский губернатор, имея в виду, что в Серпухове есть попечительство о народной трезвости, не нашёл возможным открыть отдел».(7) Не прояснённым остаётся вопрос об открытии в 1904 г. отдела КОТ в селе Тундинское Мариинского уезда Томской губернии.

Сохранилось также упоминание об инициативе члена КОТ А.В.Кенарского, сообщившего во второй половине 1902 г. о том, что «многие желают устроить отдел Казанского Общества Трезвости в Нижнем Новгороде», которому решено было «дать сведения о том, как ходатайствовать об открытии отдела».(8) Дальнейшая судьба этого «проекта» неизвестна, но есть основания предполагать, что заявителем выступил никто иной как будущий епископ Лукояновский, викарий Нижегородской епархии Николай (А.В.Кенарский).

При этом наиболее крупные и многочисленные отделы КОТ действовали в Сибири, оказав заметное влияние на развитие здесь самодеятельного трезвеннического движения. Так, в «Отчёте Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1902 г. по 1-е января 1903 г.» сообщалось, что: «В настоящее время, не считая членов отделов, Общество имеет членов 2073, а именно: почётных 26, соревнователей 77 и действительных 1970. Большинство членов иногородние, живут во многих городах России, начиная от Читы до Петербурга и Кавказа. Самое большое количество членов в Сибири, которые основали самостоятельное Общество в Томске и отдел в с. Тоурокском на Алтае, начавшем энергично и плодотворно свою деятельность на окраине государства русского».(9)

Комитет КОТ всячески приветствовал распространение трезвенничества среди простых сибиряков. Так, опубликованный в N 4 за апрель 1901 г. «Деятеля» «Ответ председателя на письмо членов Общества Трезвости из Сибири» начинался словами: «Во истину Христос воскрес! дорогие друзья-трезвенники отдалённой Сибири! Меня радует, что вы, несмотря на своё простое происхождение, понимаете глубоко душою учение Христа. Вы говорите истину, что жить надо на пользу ближнего, не только для себя, меня радует это потому, что вы малограмотные ближе к учению Создавшего, чем считающие себя образованными, и на отрезвление других жертвуете своими удобствами».(10)

При этом борьба за трезвость рассматривалась А.Т.Соловьёвым как общегосударственная задача: «Государь земли русской желает, чтобы его подданные благоденствовали и были людьми трезвыми, ему помогают разумные правители, помогайте и вы водворить трезвость на земле, ибо пьянство враг человечества, дитя дьявола и не силён враг этот для верующего во Христа, давшего крест для прогнания ничтожной силы дьявола.

Молитесь, трезвитесь и делайте добрые дела. С нами Бог!».(11)

Мощный импульс развитию трезвенничества был дан КОТ в Томской губернии. Как отмечает современный исследователь трезвеннического движения в Томске и Томской губернии А.Л.Афанасьев: «Первыми участниками движения на земле Томской стали томичи, вступившие в общества трезвости крупных городов Европейской России».(12) При этом, по его данным, первым трезвенным объединением в Томской губернии стало «Иглаковское церковное общество трезвости в селе Иглаково Томского округа (ныне территория г. Северска), которое открылось 8 сентября 1894 г.».

Что же касается самого губернского города Томска, то к началу двадцатого века взоры местных трезвенников оказались устремлены на Казань. Несколько лет местные активисты, вступившие в КОТ, вынашивали идею создания собственного общества по образцу казанского, наталкиваясь на непонимание и прямое противодействие местной «интеллигенции». Протоколы сохранили имена целого ряда томичан, которые стояли у истоков трезвеннического движения в Томске: С.Е.Башков, А.П.Галкин, М.В.Деров, Е.И.Добронравов, А.К.Жолубов, С.П.Журавлёв, А.В.Загаева, И.В.Казаков, Е.С.Кочнев, В.В.Метаев, М.И.Мотрюкин, К.Г.Мусинов, И.М.Надточей, И.С.Прокофьев, Н.К.Рой, Н.Я.Рыбаков, М.И.Севастьянов, Ф.К.Соловьёв, о. Е.М.Тарасов, В.Я.Утенков, М.А.Чернов, К.Ф.Чурин и другие.(13)

В тех же протоколах имеется множество упоминаний о приёме в члены КОТ заявителей из Томской губернии, численность которых иногда превосходила численность таковых из самой Казани. «Слушали: - сообщалось, например, в «Протоколе заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 3 августа 1900 года», - заявления из Томской губернии Н.Т.Иванова, Т.М.Михеева, Н.П.Комлева, Г.Г.Худякова, К.П.Селиванова, С.П.Селиванова, Г.П.Молькова, Г.М.Кузнецова, М.Т.Михеева, И.И.Постникова и из Казани С.М.Ветлугаева и А.А.Кондратова, Ф.И.Мочалова, П.Е.Попова, Д.С.Ушакова и о. В.И.Скворцова о приёме в члены Общества. Постановлено: зачислить».(14)

«В 1901 г., - отмечает А.Л.Афанасьев, - прихожане томского Никольского православного храма И.Ф.Мусиенко, Стороженко, М.В.Деров, В.Я.Утенков неоднократно предлагали руководству Попечительства при храме открыть общество трезвости. Все они были простолюдинами из крестьянского сословия, уроженцами Европейской России, иногородними членами Казанского общества трезвости, которое действовало в 1892 - 1917 гг. в Казани. Точный возраст известен лишь у одного из них - Василия Яковлевича Утенкова (1840 - 1906). Ему был 61 год. Таким образом, инициатива создания общества шла «снизу», от простых людей зрелого возраста, уже до этого осознанно принявших для себя трезвость».(15)

Известно об инициативах томских трезвенников, которые рассматривались Комитетом КОТ. Так, на очередном заседании последнего 3 августа 1900 г. было оглашено письмо членов КОТ из Томска, в котором они просили «ходатайствовать при введении винной монополии об увеличении акциза на вино и об уменьшении его крепости, что уменьшит пьянство и меньше вреда принесёт населению».(16)

При этом сфера их деятельности не ограничивалась одним лишь Томском. Например, на экстренном заседании Комитета КОТ 17 декабря 1900 г., помимо прочего, было заслушано письмо В.Я.Утенкова, в котором он писал, что «члены общества, проживающие в с[еле] Дубровине, сделали подписку, чтобы выписать журнал «Деятель» за 1901 год и издания Общества», что они «собираются на беседы вместе, поют молитвы и читают книжки против пьянства» (причём, «беседы посещают и не вступившие в члены»).

Одновременно в протоколе заседания содержалась высокая оценка деятельности самого В.Я.Утенкова, данная ему А.Т.Соловьёвым. «[В.Я.]Утенков, - говорилось в нём, - по заявлению председателя - очень полезный, убеждённый член, с любовью и особенною ревностию укрепляет трезвость среди простого населения Сибири в разных местностях и заслуживает особенного одобрения общества».(17) В связи с эти было постановлено благодарить его «за полезную и плодотворную деятельность на пользу общества трезвости». А уже 8 февраля 1901 г. В.Я.Утенков был избран пожизненным членом КОТ.(18)

После многолетней работы по распространению среди томичан идей трезвости, основная тяжесть которой легла на плечи местных членов КОТ, в Томске, наконец, было создано собственное общество трезвости. «Предложение, - пишет А.Л.Афанасьев, - было поддержано настоятелем Никольского храма Семёном (Симеоном) Львовичем Сосуновым. Он получил благословение на открытие у епископа Томского Макария ([М.А.]Невского), твёрдого сторонника трезвости.(19) В период Рождественского поста, 18 и 22 декабря 1901 г., состоялись собрания членов-учредителей с участием названных выше томичей - членов Казанского общества. На собрании был избран комитет из шести человек, в том числе председатель - священник С.Л.Сосунов. Наконец, после Рождества, 30 декабря 1901 г., на собрании членов-учредителей было открыто первое в Томске и городах Томской губернии «Общество трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви» [...]. (Позднее, в 1912 - 1917 гг., оно называлось «Первым Томским обществом трезвости при Никольской церкви».)».(20)

По сообщению томской газеты «Сибирская Жизнь», на проходившем 22 декабря 1901 г. собрании шестнадцати членов-учредителей нового общества членами его Комитета были избраны Н.Е.Белявский, В.К.Головин, М.В.Деров, И.В.Злобин, А.М.Пенский, Н.С.Сосунов, а «кандидатами к ним» - А.А.Колычев, И.М.Курочкин, К.З.Мурзин и П.И.Низовцев. Товарищем (заместителем) председателя стал молодой священник той же церкви о. Н.С.Васильев, заведывание казначейской частью возложено на диакона-псаломщика А.М.Пенского, а делопроизводство - на Н.Е.Белявского.(21)

В своём «Слове при открытии общества трезвости при попечительстве градо-Томской Никольской церкви», помещённом затем в «Томских Епархиальных Ведомостях», его руководитель о. С.Л.Сосунов, помимо прочего, указал: «Будем твёрдо уверены, что наш союз, в своих действиях против пьянства, не может не иметь благотворного влияния. Случается, что одно присутствие трезвенников сдерживает любителей выпивки. И чем более будет увеличиваться наше общество, тем более умножится число членов, тем более сократится пьянство, тем более ослабятся страшные бедствия в семейной и общественной жизни».(22)

19 января 1902 г. в «Сибирской Жизни» были опубликованы «Правила общества трезвости при попечительстве градо-Томской Никольской церкви», первый пункт которых гласил, что: «Общество имеет целью противодействовать употреблению спиртных напитков среди населения прихода, а для сего помогать нуждающимся членам советами, в случае особенной нужды, материальными средствами и приисканием занятий».(23) По сути это была «калька» с § 1 устава КОТ, утверждённого почти за десять лет до этого, где говорилось, что: «Общество имеет целью противодействовать употреблению спиртных напитков среди населения гор[ода] Казани и для сего помогать нуждающимся членам советами, материальными средствами и приисканием занятий».(24)

По сообщению «Сибирской Жизни», 20 января 1902 г. «Томское общество трезвости устроило в здании церковно-приходской школы при Никольской церкви в 6 часов вечера первое чтение». «Школа была битком набита народом, - сообщалось, в частности, далее, - что свидетельствует об интересе к возникшему обществу. Чтение открылось речью преосвященнейшего Макария,(25) в простых и ясных словах разъяснившего важность воздержания от вина для души и тела. Программа вечера была составлена разнообразно, и публика относилась ко всему весьма серьёзно и внимательно».(26)

В письме В.Я.Утенкова, заслушанном на заседании Комитета КОТ 10 мая 1902 г., на сей счёт говорилось: «Я писал Вам, что никакой труд во имя добра не пропадает без следа, и потому трудящийся для пользы ближнего не должен падать духом при неудачах и помнить, что доброе семя не скоро прорастает. Пять лет я в Томской губернии проповедую трезвое слово, и только недавно при участии членов Казанского Общества трезвости возникло общество под председательством священника о. Симеона Сосунова, который сочувствует обществу трезвости и оказывает ему большие услуги, почему избрали его в почётные члены».(27)

Показательно, что уже к июню 1902 г., то есть за полгода существования общества, в его члены, по свидетельству о. С.Л.Сосунова, записалось «около 400 человек».(28)

Вновь созданное «Общество трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви» поддерживало тесные контакты с КОТ. При этом в качестве связующего звена выступали, главным образом, члены КОТ из числа томичан, с самого начала информировавшие казанцев об основных событиях в его жизни. «Доложено письмо члена Общества М.В.Дерова из Томска, - сообщалось, например, в протоколе экстренного заседания Комитета КОТ 13 января 1902 г., - в котором он извещает, что в Томске открыто Общество трезвости, и некоторые члены Казанского вошли в состав его членов».(29)

10 мая 1902 г. Комитет КОТ постановил предложить руководителю томских трезвенников о. С.Л.Сосунову, «как полезному деятелю», звание члена-соревнователя КОТ, что было воспринято им с благодарностью. 1 августа 1902 г., «принимая во внимание полезную деятельность отца Симеона Сосунова», было решено «выслать ему и знак общества».(30)

Помимо о. С.Л.Сосунова (1849 - после 1916), краткая биография которого приводится в статьях А.Л.Афанасьева, среди деятелей «Общества трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви» выделялась фигура ранее упомянутого мной В.Я.Утенкова, находившегося вследствие своей крайней бедности в 1902 - 1906 гг. на его бесплатном содержании и жившего до самой своей кончины в комнате при чайной-столовой.

Именно В.Я.Утенкова многие считали отцом-основателем общества и были ему искренне благодарны за личное участие в собственной судьбе. В ряде источников его называли «основателем Сибирского Общества Трезвости» и «проповедником трезвости в Сибири».(31) «Вспоминаю я тот счастливый день и час, - писал, например, в 1913 г. томич И.Ф.Мусиенко, - в который Господь милосердный, не хотящий смерти грешника, послал раба своего ко мне грешнику, чтобы научить меня добру и правде. Этот счастливый день был 9 мая 1899 года, когда пришёл ко мне бедный старичок Василий Яковлевич Утенков и подал мне руку спасения, брата Василия уже нет, он ушёл от нас в вечный мир. В.Я.Утенков подавал руки бедному и богатому, сеял слово трезвости по всем уголкам Сибири, и плоды его посева были плодотворны, и на ниве этой он работал до конца своей жизни, и в последнее время в основанном им Томском Обществе Трезвости, члены которого его и похоронили. Семя, посеянное В.Я.[Утенковым], выросло и в моём сердце, пустило глубокие корни, и до сих пор я не забываю в своих молитвах своего наставника, благодаря ему я сделался хозяином, имею свой дом, скот и приобрёл хутор; вот как научил меня жить дорогой собрат трезвенник, да даст ему Господь царство небесное, как достойному служителю Божию».(32)

Известие из Томска о кончине В.Я.Утенкова, последовавшей 10 января 1906 г., казанские трезвенники восприняли с искренней скорбью. «Общество в прошлом году понесло тяжёлую утрату: - сообщалось, в частности, в «Отчёте Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1906 г. по 1 января 1907 г.», - в Сибири умер деятельный член Общества, проповедник трезвости, В.Я.Утенков».(33) В связи с этим была поддержана инициатива открыть «богадельню имени [В.Я.]Утенкова» и произведён сбор средств на это дело.(34) А в январе 1907 г. на страницах журнала «Деятель» было опубликовано небольшое бесхитростное стихотворение «На смерть трезвенника-сибиряка», которое, следует думать, было приурочено к годовщине его смерти. В нём говорилось:

«Незнатный, убогий, на сборные средства

Его хоронили в далёкой тайге;

Но светочем дивным средь тёмного царства

Он был, проповедуя трезвость везде.

Зимою холодной и в осень глухую

Бесстрашно он шёл одинокий в пути,

Чтоб братьев порочных, гонимых судьбою,

В объятия Отчие всех привести.

С любовью встречали в далёкой отчизне,

В глухих уголках необъятной тайги,

Кто словом любви возрождал к новой жизни,

Дав силы крест тяжкий с терпеньем нести».(35)

Следует отметить при этом, что сибирская земля была чрезвычайно богата на таких народных самородков-трезвенников, как В.Я.Утенков. Так, например, в письме П.Р.Козленко из Томска, полученном в Казани, рассказывалось о том, как, «проезжая по деревням по своим делам», он «заехал в деревню Петрову, где познакомился с членом Казанского общества [трезвости] Т.И.Ивановым», который, узнав, что тот сочувствует идеям трезвости, пригласил его «к себе на вечер».

«Когда я пришёл, - писал П.Р.Козленко, - у Т.И.[Иванова] было уже человек 7 крестьян. Т.И.[Иванов] вынул из комода, где у него помещается библиотека, книжку и начал объяснять значение Обществ трезвости. Я попросил Т.И.[Иванова] что-нибудь прочитать, но он попросил меня прочитать книжку, так как сам оказался безграмотным. Т.И.[Иванов] слушал внимательно и после прочтения попросил меня последить по книге так ли он расскажет прочитанное, и каково моё было удивление, когда я услыхал, что Т.И.[Иванов] книгу в 35 страниц передал почти слово в слово, и от души пожалел, что Т.И.[Иванов] неграмотен, он простой рабочий и из своего заработка уделяет деньги на приобретение керосина для освещение своей убогой комнаты; теперь собирает по копейке, чтобы устроить подвижную библиотеку и разъезжать с ней по деревням, проповедуя трезвое слово».(36)

Из документов КОТ становятся известны многие любопытные подробности деятельности томских трезвенников. Они охотно делились со своими казанскими единомышленниками информацией о наиболее значимых событиях в своей жизни. Например, в письме председателя «Общества трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви» С.Л.Сосунова, заслушанном на заседании Комитета КОТ 7 декабря 1904 г., достаточно подробно рассказывалось о «празднике Общества», который прошёл в Томске 22 октября в день празднования Казанской иконе Божией Матери. Первый такой массовый праздник, как отмечает А.Л.Афанасьев, был проведён 22 октября 1903 г.,(37) в дальнейшем он проводился в 1904 г. и в 1907 - 1916 гг.(38)

Праздник 22 октября 1904 г. начался «в 4 часа вечера по звону колокола» в вышеозначенном храме, откуда члены общества, взяв «хоругви, запрестольный крест, и во главе священноцерковнослужителей» крестным ходом направились к часовне Иверской иконы Божией Матери, а затем, «приняв Св[ятую] икону», «в домовую архиерейскую церковь». При этом «трезвенники и множество народа пели церковные песнопения, в церквах, мимо которых совершался крестный ход, был звон, сопровождавший шествие до самой домовой архиерейской церкви».

Весьма показательным было участие в данном торжестве местного архиерея - «апостола Алтая», епископа Томского и Барнаульского Макария (М.А.Невского) (1835 - 1926), прославленного в 2000 г. Русской Православной Церковью (РПЦ) в лике святых. После произнесённого владыкой поучения и благодарственного молебна было «провозглашено многолетие Государю Императору и всему Царствующему Дому, Святейшему Синоду, членам [общества] трезвости и всем ревнителям в деле развития этого общества». «После сего как владыко, так и радетели, - сообщалось в письме С.Л.Сосунова, - пришли в читальное зало, которое было буквально заполнено слушателями (до 900 чел[овек]). После благословения владыки показаны были на экране портреты Их Величеств, а народ в это время пел: «Боже, Царя храни!»«.(39) Затем состоялись «чтения», сопровождавшиеся пением патриотических и религиозных гимнов.

Любопытным, на мой взгляд, является и сообщение о «трезвой свадьбе» упомянутого выше И.Ф.Мусиенко, который в 1902 г. женился «на дочери члена общества». Томские трезвенники писали, в частности, по этому поводу своим казанским единомышленникам, что «так как на свадьбе никаких спиртных напитков не было, то это многим сибирякам показалось странным и небывалым», вызвав одобрение «со стороны хороших людей» и насмешки «со стороны пьяных и глупых».(40)

В 1902 г. «Общество трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви» открыло в городе две чайные-столовые, к концу 1905 г. обзавелось собственным домом («аудиторией»), в 1906 г. - организовало воскресную общеобразовательную школу.

В своей «Речи при открытии вечерних чтений в собрании общества трезвости, что при градо-Томском Никольском церковно-приходском попечительстве» 20 января 1902 г. епископ Томский и Барнаульский Макарий (М.А.Невский), в частности, отметил, что: «Некоторые благотворительные общества награждают своих членов выражением общей признательности за их добросовестное исполнение своих обязанностей; некоторые общества выдают таковым членам знаки отличия; за спасение погибающих от огня и воды выдаётся царская награда - особый знак отличия для ношения на груди. Общество трезвости не даёт своим членам таких наград. Но зато от Бога им обещана небесная награда, награда нетленная, вечная. Общество трезвости поставляет своей целию избавлять от погибели предающихся пьянству и предохранять от уклонения на этот гибельный путь. А кто обратит грешника от ложного пути его, тот спасёт душу от смерти и покроет множество грехов. (Иак. 5, 20). Итак, члены общества за своё служение спасению людей получат от Бога воздаяние; спасая других, они спасут свои души и получат милость от Бога - прощение грехов. Что может быть для христианина выше этой награды? Чем больше будет спасаемых, тем больше за них воздаяние».(41)

Учитывая, что в политико-мировоззренческом отношении «Общество трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви», как и КОТ, твёрдо стояло на правомонархической платформе, местная либеральная публика и буржуазные круги относились к его деятельности «в высшей степени несочувственно». Как об исключительном, но отрадном явлении сообщал в 1902 г. В.Я.Утенков о том, что «в число членов Томского общества приняты студенты университета: И.Н.Шилов и А.Н.Стратоницкий, которые и принимают в обществе деятельное участие».(42)

Однако, имея широкую опору в городских и крестьянских «низах» и поддержку среди православного духовенства и представителей губернской администрации, общество успешно действовало и развивалось практически на всём протяжении своей истории - до марта 1917 г. Мало того, в ноябре 1909 г. в Томске начала действовать ещё одна трезвенническая организация - «Общество трезвости при градо-Томской Сретенской церкви», председателем которого стал епископ Барнаульский, викарий Томской епархии Мелетий (М.В.Заборовский) (1868 - 1946), а его товарищем (заместителем) - священник П.Н.Комаров.(43)

Затем, по словам А.Л.Афанасьева, «с расширением движения появилась необходимость создать объединяющий орган».(44) Резолюцией архиепископа Томского и Алтайского Макария (М.А.Невского) от 4 октября 1912 г. было положено начало устройству «Томского Епархиального Братства Трезвости», торжественно открытого вместе с «Епархиальным Домом» 26 ноября 1913 г. при участии сменившего прежнего владыку епископа Томского и Алтайского Мефодия (М.Л.Герасимова) (1856 - 1931).(45) Будучи открыто в день памяти святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца, по предложению правящего архиерея, оно было названо в его честь «Томским Епархиальным Братством Трезвости во имя святителя Иннокентия, Иркутского Чудотворца» («Томским Епархиальным Иннокентиевским братством трезвости»).

Новое братство было призвано объединить деятельность приходских, городских и благочиннических обществ трезвости и состояло в ведении томского епископа, который являлся его почётным председателем, председателями же Комитета состояли священники - о. С.Л.Сосунов, а с 1914 г. - о. П.Н.Комаров. Как и его предшественники, новое братство строго придерживалось правомонархических принципов.

В связи с последним немаловажным обстоятельством следует особо отметить, что в общественно-политическом плане казанцы, безусловно, также всячески поддерживали единомышленных им томских трезвенников. Как, например, отмечалось в протоколе заседания Комитета КОТ 7 декабря 1904 г. в отношении «Общества трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви», «деятельность общества заслуживает особенного одобрения, хотя почему-то [...] не пользуется поддержкой как со стороны местной печати, так и городской управы».(46)

Столь же широко, как с «Обществом трезвости при Попечительстве градо-Томской Никольской церкви», КОТ осуществляло взаимодействие со своим отделом, созданным в селе Тоуракское (Тауракское, Тоурак, Таурак, Таурок) Бийского уезда Томской губернии (в настоящее время - Алтайского района Алтайского края), который в разных источниках фигурировал как «Тоуракский», «Таурокский» или «Тауракский». Весьма примечательно, что он являлся одним из самых крупных и деятельных отделов КОТ не только среди открытых за пределами Казанской губернии, но и среди всех отделов общества в целом.

История самого этого села замечательна во многих отношениях. Возникло оно в девятнадцатом веке на месте непроходимого леса, где несколькими крестьянами была основана маленькая заимка, выросшая к 1868 г. в деревню. На протяжение многих лет в ней шла настоящая борьба между местными старообрядцами («раскольниками») и переселенцами, закончившаяся к началу двадцатого века примирением.(47)

По состоянию на 1904 г., в этом селе, находившемся в 681 версте от Томска и в 142 - от Бийска, имелось 205 дворов, в которых проживало 1628 человек (827 мужчин и 801 женщина). Здесь действовала церковь Во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, имелись церковно-приходская школа, две мануфактурных лавки, шесть мукомольных мельниц, две кузницы и сельский «хлебозапасный магазин», функционировали еженедельный базар (по понедельникам и вторникам) и пятидневная ярмарка.(48)

На экстренном заседании Комитета КОТ 24 декабря 1900 г. было заслушано «отношение Покровского приходского Попечительства от 2 декабря в с[еле] Тауракском на Алтае об исходатайствовании разрешения на открытие отдела Казанского Общества Трезвости», в связи с чем было постановлено «ходатайствовать пред Томским Губернатором».(49) А уже 8 февраля 1901 г. на заседании Комитета КОТ было оглашено отношение Томского губернатора князя С.А.Вяземского N 605 от 29 января о том, что он не встречает к этому препятствий.(50)

Вслед за этим - на заседании Комитета КОТ 11 апреля 1901 г. - было заслушано отношение Томской Духовной Консистории (ТДК) N 1858 от 28 февраля «о разрешении открыть в с[еле] Таурыкском на Алтае отдел, читальню и чтения». При этом была также выражена просьба доставить список членов КОТ, проживающих в Томской губернии, которую решено было удовлетворить.(51)

Тоуракский отдел КОТ был открыт «с разрешения епархиальной и губернской власти» 1 октября 1901 г. Как сообщает А.Л.Афанасьев, по состоянию на январь 1911 г. это было единственное формально не церковное - «гражданское» («светское») - общество трезвости в Томской губернии.(52)

На заседании Комитета КОТ 7 ноября 1901 г. был заслушан «протокол Тоуракского отдела общества на Алтае», из которого явствовало, что его председателем был избран М.В.Михеев, казначеем - Т.Е.Горчаков, а секретарём - А.С.Лукин. При этом указывалось, что «всего членов в отделе 100 человек», а также, что «к обществу трезвости с симпатией относятся и раскольники».(53) В состав Комитета Тоуракскаго отдела КОТ на том же первом собрании, прошедшем 1 октября 1901 г., были также избраны священник М.В.Дагаев и крестьяне М.П.Аржеников, М.Л.Мокрущин, Г.И.Мотырев, Ф.Ф.Неустроев, П.И.Сысолятин и М.П.Шмаков.

Причём, вскоре численность членов отдела удвоилась, составив к маю 1902 г. 203 человека: «Тоуракский Отдел зажёг среди тьмы пьяного царства двести огоньков, - отмечалось в «Кратком очерке деятельности Тоуракского отдела Казанского Общества Трезвости за 1901 - 1902 г.г.». - Правда, тьма ужасна и мерцающие огоньки кажутся в этой тьме одинокими и затерявшимися, но мы - трезвенники - видим друг друга, каждый из нас знает, что он не один и что вместе с ним несут подвиг трезвости и другие».(54)

С самого начала своего существования Тоуракский отдел КОТ развернул активную деятельность. «Отдел, - сообщалось в протоколе заседания Комитета КОТ 7 ноября 1901 г., - просит выслать 100 билетов и журнал Деятель, освободить членов от обязательного взноса и изменить § 4 и 8 устава, постановил приобрести все издания против пьянства; из лучших изданий организовать подвижные библиотеки при всех школах и сборнях прихода и книгами снабдить более деятельных членов [общества] трезвости, устраивать чтения против пьянства».(55) В связи с этим было постановлено «билеты и «Деятель» выслать и уведомить отдел, что избавлять от членских взносов на основании примечания к § 4 может сам Комитет, другие же изменения устава Комитет общества не нашёл возможным сделать».

Заметное внимание тоуракские трезвенники уделяли воспитанию у молодёжи «основ трезвости». 11 ноября 1901 г. на своём втором заседании они подняли вопрос «о необходимости проведения идеи трезвости через школу в подрастающие поколения», в целях чего было признано нужным «организовать детский Отдел Трезвости» (в других источниках - «особый кружок»). Предполагалось даже «выдавать детям билеты, как знак обета». Однако, рассмотрев данную инициативу, Комитет КОТ счёл нужным уведомить Тоуракский отдел, что «весьма сочувствует воспитанию подрастающего поколения в духе трезвости», но, согласно уставу общества, «не может принимать несовершеннолетних». Тем не менее, в дальнейшем тоуракские трезвенники вновь возвращались к вопросу «о правильной постановке детского Отдела», по сути дела, организовав таковой явочным порядком (по состоянию на 31 марта 1902 г., в нём состояло 32 члена).(56)

Тоуракский отдел КОТ организовывал религиозно-нравственные чтения, распространял среди народа «книги и брошюры против пьянства путём своих сумок-библиотек и книжной лавки», занимался издательской деятельностью, выдвигал различные предложения (например, «о пресечении в пределах прихода беспатентной торговли водкою») и т.д.

При этом его влияние распространялось не только на село Тоуракское, но и на многие другие населённые пункты. Так, например, в 1903 г. Тоуракский отдел КОТ ходатайствовал за крестьян села Куяган (Куяганское, Куаганское) Сычёвской волости Бийского уезда Томской губернии, которые составили приговор о прекращении торговли вином и закрытия у себя винной лавки.(57)

Тоуракский отдел КОТ неизменно заслуживал самые высокие оценки и положительные отзывы казанских трезвенников, что, помимо прочего, нашло отражение в целом ряде годовых отчётов общества. «Более деятельным Отделом можно считать Тоуракский на Алтае, в котором члены широко поставили свою деятельность на почве религиозно-нравственной», - говорилось, например, в «Отчёте Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1905 г. по 1 января 1906 г.».(58)

В июне 1904 г. в журнале «Деятель» была опубликована статья-воззвание под названием «К отчёту Тоуракского отдела Общества Трезвости на Алтае». «Пьянство - это тормоз на всех поприщах человеческого труда и знаний, - говорилось в ней, в частности. - Пьянство закрывает небо и разверзает ад. Пьянство разлагает лучшие основы народной жизни. Вино враг России, враг, несметны полчища которого стоят не пред защищенной крепостью, а в нас самих, в сердце незащищённой России. Вот почему мы всех зовём сплотиться, объединиться и выступить против врага. Будет ли то крестьянин, будет ли промышленник, купец, - или: пьющий ранее и совершенно непьющий никогда. Чем нас будет больше, тем вернее победа! Чем больше искр, тем больше огня, тем больше света. Итак все, кто любит родину и свой народ, скорее за дело, скорее за борьбу с опасным и страшным врагом - давайте Ваши руки и записывайтесь в рать членов трезвости».(59)

Дальнейший рост численности членов Тоуракского отдела КОТ оказался весьма впечатляющим. К июню 1904 г. в нём состояло уже 450 человек, причём, члены отдела имелись «не в одном с[еле] Тоуракском, а во многих, как смежных, так и отдалённых сёлах, не исключая и г[орода] Бийска». В дальнейшем численность членов Тоуракского отдела КОТ увеличилась ещё более чем вдвое.(60) «Слушали отчёт Таурокского отдела Томской губернии, - сообщалось, в частности, в протоколе заседания Комитета КОТ 6 декабря 1912 г., - из которого видно, что членов в отделе 1000 человек, отдел устраивает чтения, имеет читальню и книжную лавку».(61)

Характерно, что Тоуракский отдел КОТ брал пример с казанцев не только по части организации просветительно-трезвеннической работы, но и в общественно-политическом отношении. 6 декабря 1905 г. произошло официальное открытие созданного на базе КОТ Казанского отдела «Русского Собрания», председателем Совета которого стал А.Т.Соловьёв. А уже 14 апреля 1906 г. на заседании Комитета КОТ было заслушано «письмо председателя Тоурокского отдела общества на Алтае», из которого явствовало, что «при отделе есть отдел Русского Собрания». Причём, последний просил «выслать листки, изданные Обществом», что и постановлено было сделать.(62)

В «Памятной книжке Томской губернии на 1913 год» указывалось, что председателем Тоуракского отдела КОТ состоял священник М.В.Дагаев, секретарём - Ф.В.Веселов, а казначеем М.В.Михеев. Примечательно, что тот же М.В.Михеев являлся председателем «Сельско-хозяйственного Общества в с. Тоуракском», а священник М.В.Дагаев - его секретарём.

Одним из главных инициаторов и вдохновителей создания Тоуракского отдела КОТ являлся священник Митрофан Владимирович Дагаев (1868 или 1869 - после 1919), который впоследствии стал его председателем. Судя по имеющимся упоминаниям, он был достаточно известной личностью и оставил заметный след в истории местного края, в связи с чем биография и труды М.В.Дагаева нуждаются в отдельном изучении.

Известно, что Митрофан Владимирович родился в семье настоятеля Успенского собора города Бийска Томской губернии протоиерея Владимира Александровича Дагаева - основателя «Братства Святителя Димитрия, Митрополита Ростовского», члена Бийского отделения Томского Епархиального Училищного Совета(63) - и его супруги Феоктисты, у которых, кроме него, было ещё пять детей. Двое старших братьев Митрофана - Григорий(64) и Александр Владимировичи Дагаевы - являлись священниками. Последний из них - протоиерей А.В.Дагаев - был зверски замучен в 1920 г. в городе Усть-Каменогорске, а в 2000 г. прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских Архиерейским Собором РПЦ.

Как и его братья, М.В.Дагаев учился в Томской Духовной Семинарии (ТДС). 1 августа 1887 г. он был определён учителем в миссионерскую школу, а 6 августа 1888 г. получил звание сельского учителя. Дальнейшая судьба М.В.Дагаева была связана с духовным служением: 1 марта 1891 г. он был определён псаломщиком, 29 апреля 1892 г. рукоположен во диакона, а 17 октября того же года - во священника.

Будучи определён в село Тоуракское, где в 1892 г. была открыта двухклассная церковно-приходская школа, он активно включился в местную жизнь. С 1893 г. здесь начало функционировать церковно-приходское попечительство. В 1898 г. при активном участии о. М.В.Дагаева в селе Тоуракское была построена деревянная однопрестольная церковь Во имя Покрова Пресвятыя Богородицы, при которой имелось 99 (к 1914 г. - 119) десятин пахотной и сенокосной земли.

К 1914 г. Тоуракский приход, помимо самого села Тоуракское, включал в себя деревню Казанда (в которой имелась построенная в 1896 г. «церковь-школа»), а также посёлки Мещанский и Осокинский.(65) В нём числилось 2398 прихожан обоего пола, а также 534 приписанных «раскольников» (старообрядцев). Штатный причт Тоуракской церкви Во имя Покрова Пресвятыя Богородицы состоял из двух человек: священника и псаломщика.(66)

Известно, что о. М.В.Дагаев неоднократно поощрялся за свою пастырскую службу: в 1899 г. он получил набедренник, затем скуфью, в 1908 г. - камилавку, а в 1913 г. был награждён наперсным крестом от Святейшего Правительствующего Синода. Одно время он состоял депутатом от духовенства благочиния 29-го округа Томской епархии на общеепархиальные и уездные съезды и «членом благочиннического совета».(67)

Как отмечал в 2011 г. в статье «Образование и деятельность церковно-приходских попечительств на территории Томской епархии» исследователь А.М.Адаменко, со ссылкой на статью о. М.В.Дагаева «Попечительство и приход» в N 14 за 1902 г. «Томских Епархиальных Ведомостей», им «была сформулирована целая программа дальнейшего развития церковно-приходских попечительств».(68) При этом о. М.В.Дагаев считал, что их деятельность «может быть подразделена на следующие самостоятельные отделы»: церковный, образовательный, врачебный, благотворительный, сельскохозяйственный и нравственный (в задачи которого входили «нравственное воздействие на население в целях поддержания добрых нравов, религиозно-нравственные беседы, борьба с пьянством и другими пороками, учреждение обществ трезвости»).(69)

Исследователь А.Г.Сыщенко, занимавшийся изучением кооперативного движения в Томской губернии и, в частности, историей Тоуракского «кредитного с ограниченной круговой ответственностью товарищества», указывал на о. М.В.Дагаева как на одного из наиболее деятельных руководителей последнего. «Важную роль, кроме инициатора создания Тоуракского товарищества [Василия] Медведева, - писал он, - сыграл и счетовод Митрофан Дагаев. Он был священником местной управы, обладал большими знаниями и эрудицией. В итоге, благодаря усилиям руководства и членов товарищества, оно уже к 1908 году превратилось в банк, который стал обслуживать несколько волостей - Куяганскую, Солонешенскую и Сычёвскую с 30 селениями.

Крестьянский банк был вполне преуспевающим. Он работал также с вкладами населения. Сотни крестьянских семей благополучно жили с помощью банка. С 1915 года банк мог выдавать отдельным коллективам до семи сотен рублей. Если учесть, что в ту пору рабочая лошадь стоила около 15 рублей, а дойная корова - 10, то это были немалые деньги. Словом, Тоуракское кредитное товарищество, образовавшее, кстати, в 1909 году сельскохозяйственное общество, было народным, крестьянским учреждением, которое являлось несущей конструкцией экономики всего Бийского округа.

Интересно и то, что в 1918 году товарищество приобрело стационарную киноустановку и 11 кинофильмов. Это была крупнейшая фильмотека, исключая барнаульскую: в крохотной конторе культурно-просветительного отдела Алтайского союза кооператива имелось 43 фильма. В 1919 году теряются документальные следы Тоуракского товарищества и арестованного священника Митрофана Дагаева».(70)

Очевидно, что таких выдающихся хозяйственных успехов тоуракские крестьяне могли добиться только «на трезвую голову».

«Таурокский на Алтае» отдел упоминался в списке отделов КОТ, помещённых на обложке одного из последних номеров журнала «Деятель» - N 3 за март 1917 г. Когда он прекратил свою деятельность, доподлинно неизвестно.

В значительно меньшей мере известно о существовании ещё одного отдела КОТ в Томской губернии - в селе Мало-Сосновское (Малая Сосновка, Сосновское) Бийского уезда, созданного значительно позже Тоуракского.

29 апреля 1912 г. на заседании Комитета КОТ было заслушано «отношение причта Введенской церкви Бийского уезда об открытии в с[еле] Мало-Сосновском отдела Общества Трезвости», в связи с чем было постановлено просить заявителей «доставить список членов, желающих открыть отдел». А 1 августа 1912 г., после того, как от причта поступило соответствующее «отношение», было принято решение ходатайствовать об открытии там отдела КОТ.(71)

«Открытие отдела Казанского Общества Трезвости в с[еле] Сосновском, Томской губернии» было разрешено отношением ТДК от 30 ноября 1912 г., о чём Комитет КОТ постановил уведомить учредителей.(72) Председателем Мало-Сосновского отдела КОТ был избран священник местной церкви во имя Введения во Храм Пресвятыя Богородицы о. В.К.Тюкин, его товарищем (заместителем) - Вирулаке, а секретарём - Е.Л.Попова.(73)

По состоянию на январь - март 1914 г., в Мало-Сосновский приход, помимо самого села Мало-Сосновское (находившегося на расстоянии 730 вёрст от Томска), входили деревни Алексеевка, Чайная, Бахаревка и Озерки (всего в приходе числилось 2029 прихожан обоего пола).(74)

Из отчёта Мало-Сосновского отдела КОТ, заслушанного на заседании Комитета КОТ 26 января 1914 г., явствовало, что в нём состояло 234 человека, «отдел ведёт чтения, беседы и раздаёт бесплатные издания».(75)

Не прояснённым остаётся вопрос об открытии отдела КОТ ещё в одном населённом пункте Томской губернии - волостном центре Мариинского уезда селе Тундинское. На заседании Комитета КОТ 13 января 1904 г. было заслушано «заявление членов из Мариинского уезда Томской губ[ернии] из села Тундинского о разрешении открыть отдел и устроить читальню», вследствие чего были возбуждены соответствующие ходатайства. Вскоре было получено отношение Томского губернатора N 1261 от 11 февраля 1904 г. о том, что он не встречает препятствий к открытию там отдела КОТ, о чём уведомили учредителей.(76) Однако дальнейшую судьбу Тундинского отдела КОТ мне, к сожалению, отследить не удалось.

Следует отметить также, что КОТ плодотворно взаимодействовало в Томской губернии не только с трезвенническими организациями и своими отделами, но и с многими государственными, духовными и общественными учреждениями, чему имеется целый ряд подтверждений. Так, например, в мае 1902 г. Комитет КОТ откликнулся на просьбу «Томского общества попечения о начальном образовании» об оказании методической помощи, постановив отпечатать и послать ему отчёты по устройству «чтений». В 1912 г. в ТДС по просьбе её инспектора бесплатно высылался журнал «Деятель», и т.д.(77)

Благодаря повсеместному объединению усилий представителей русской общественности (принадлежавших, главным образом, к «низшим классам») и православного духовенства, уже к началу Первой мировой войны организация трезвеннической работы в Томске и Томской губернии вышла на качественно новый уровень. «Нарождаются новые приходские общества трезвости, - говорил 26 ноября 1913 г. на открытии «Епархиального Дома» и «Томского Епархиального Братства Трезвости» священник П.Н.Комаров. - Год тому назад их было в нашей епархии 53, а теперь их стало 102. [...] Есть опыт открытия в епархии благочиннических обществ трезвости».(78)

Отрадно, что давшее столь обильные всходы сибирское «поле трезвости» было засеяно при активном участии казанских трезвенников. И горько, что последующее революционное лихолетье и многолетняя богоборческая политика надолго превратили его, как и почти всю страну, в пьяную безжизненную пустыню.

Игорь Евгеньевич Алексеев, кандидат исторических наук

Иллюстрация:

«Члены Общества трезвости, проживающие в Томске» (см.: Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1903 г. по 1 января 1904 г., читанный в Общем Собрании членов общества 25 Января 1904 года. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1904. - С. /10/.)

Сноски:

(1) Отчёт Казанского Общества Трезвости за 1912 г.// Деятель. - 1913. - N 1 (январь). - С. 20.

(2) [Протокол] Общего собрания Казанского Общества Трезвости 28-го января// Деятель. - 1901. - N 3 (март). - С. 133.

(3) См.: [Протокол] очередного заседания Комитета 4 марта// Деятель. - 1901. - N 4 (апрель). - С. 192.

(4) В дальнейшем (по-видимому, ошибочно) на обложках журнала «Деятель» в качестве даты открытия Зиргановского отдела КОТ значилось также 2 ноября 1903 г. - И.А.

(5) См.: Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 1. Оп. 4. Д. 3843. Л.л. 11, 17.; Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1903 г. по 1 января 1904 г., читанный в Общем Собрании членов общества 25 Января 1904 года. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1904. - С. 1.; Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1908 г. по 1 января 1909 г., читанный в общем собрании членов общества 1 февраля 1909 года. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1909. - С. 4.; Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1910 г. по 1 января 1911 г., читанный в Общем Собрании членов общества 30 Января 1911 года. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1911. - С. 6.; Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 23-го января 1906 года. - Б.м. [Казань], б.г. - С. (1).; Отчёт Тереньгинского кружка (Сенгилеевского уезда Симбирской губ.)// Деятель. - 1901. - N 4 (апрель). - С.с. 180 - 181.; Отчёт Казанского Общества Трезвости за 1913 год// Там же. - 1914. - N 1 (январь). - С. 26.; Деятель. - 1914. - N 4 (апрель). - Обложка.

(6) Председателем его был «помечен священник о. Александр Фаворский, секретарём Н.В.Успенский и казначеем М.И.Черных». В связи с поступившим от членов данного отдела заявлением Комитет КОТ постановил ходатайствовать о разрешении его деятельности «пред Вятским Епископом и Губернатором». Между тем, на заседании Комитета КОТ 28 апреля 1913 г., было заслушано отношение Вятской Духовной Консистории «о том, что в Орлове может быть открыт не отдел, а самостоятельное общество и канцелярии Вятского Губернатора о высылке устава Общества», после чего было постановлено «уведомить учредителей отдела и устав послать». (См.: Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 10-го марта 1913 года// Деятель. - 1913. - N 3 /март/. - С. 95.; Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 28 апреля 1913 года// Там же. - N 5 /май/. - С. 161.)

(7) См.: Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1903 г. по 1 января 1904 г.... - С. 7.

(8) См.: [Протокол] очередного заседания Комитета Общества Трезвости 6 ноября// Деятель. - 1902. - N 14 (декабрь). - С. 655.

(9) Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1902 г. по 1-е января 1903 г.// Деятель. - 1903. - N 2 (февраль). - С. 78.

(10) Ответ председателя на письмо членов Общества Трезвости из Сибири// Деятель. - 1901. - N 4 (апрель). - С. 194.

(11) Там же.

(12) Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1909)// Вестник Томского государственного университета. - История. Исторические науки. - 2009. - N 324. - С. 158.

(13) См.: [Протокол] экстренного заседания Комитета Общества 26 апреля// Деятель. - 1900. - N 5 (май). - С. 270.; [Протокол] очередного заседания Комитета Общества Трезвости 6 мая// Там же. - N 6 - 7 (июнь - июль). - С. 344.; [Протокол] очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 2 мая 1900 года// Деятель. - 1900. - N 8 - 9 (август - сентябрь). - С. 399.; [Протокол] Очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 8 февраля// Там же. - 1901. - N 3 (март). - С.с. 134 - 135.; [Протокол] очередного заседания Комитета 4 марта// Там же. - N 4 (апрель). - С. 193.; Протокол очередного заседания Комитета 10 июня// Там же. - N 8 - 9 (август - сентябрь). - С.с. 336 - 338.; [Протокол] очередного заседания Комитета 10 сентября// Там же. - N 10 (октябрь). - С. 388.; [Протокол] экстренного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 17 сентября// Там же. - N 11 (ноябрь). - С. 434.; Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 7 ноября// Там же. - 1902. - N 1 (январь). - С. 46.; Протокол экстренного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 13 января// Там же. - N 3 (февраль). - С. 141.

(14) Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 3 августа 1900 года// Деятель. - 1900. - N 10 (октябрь). - С. 453.

(15) Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1909). - С. 158.

(16) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 3 августа 1900 года// Деятель. - 1900. - N 10 (октябрь). - С. 454.

(17) [Протокол] экстренного заседания Комитета 17 декабря// Там же. - 1901. - N 1 (январь). - С. 37.

(18) [Протокол] Общего собрания Казанского Общества Трезвости 28-го января// Там же. - N 3 (март). - С. 135.

(19) «21 сего декабря, - писала 22 декабря 1901 г. томская газета «Сибирская Жизнь», - его преосвященством епископом Макарием утверждён временный устав общества трезвости при Никольском церковноприходском попечительстве и на открытие его дано архипастырское благословение. Новое общество имеет уже 50 человек членов. Искренно желаем успеха и процветания новому делу». (Томская хроника// Сибирская Жизнь. - 1901. - N 277 /22 декабря/. - С. 2.)

(20) Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1909). - С.с. 158 - 159.

(21) См.: Общество трезвости// Томская хроника/ Сибирская Жизнь. - 1902. - N 3 (4 января). - С. 3.

(22) Сосунов С. Слово при открытии общества трезвости при попечительстве градо-Томской Никольской церкви// Томские Епархиальные Ведомости. - 1902. - N 2 (15 января). - Неофициальный отдел. - С. 6.

(23) Правила общества трезвости при попечительстве градо-томской Никольской церкви// Сибирская Жизнь. - 1902. - N 16 (19 января). - С. 2.

(24) Цит. по: Алексеев И. Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история «Казанского Общества Трезвости» и Казанского отдела «Русского Собрания» в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. - Часть I. - Казань: Издательство «Мастер Лайн», 2003. - С. 22.

(25) См.: Речь преосвященного Макария в собрании общества трезвенников// Сибирская Жизнь. - 1902. - N 22 (26 января). - С.с. 2 - 3.

(26) Общество трезвости// Томская хроника/ Там же. - N 18 (22 января). - С. 3.

(27) Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 10 мая// Деятель. - 1902. - N 7 - 8 (май - июнь). - С.с. 377 - 378.

(28) См.: Открытие чайной общества трезвости// Из жизни и печати/ Там же. - N 12 (октябрь). - С. 552.

(29) Протокол экстренного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 13 января// Там же. - N 3 (февраль). - С. 142.

(30) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 10 мая// Там же. - N 7 - 8 (май - июнь). - С. 378.; Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 1 августа// Там же. - N 11 (сентябрь). - С. 507.

(31) См., например: [Протокол] Общего Собрания Казанского Общества Трезвости 2-го февраля 1906 г.// Протоколы. - Б.м. [Казань], б.г. - С. (1).

(32) Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 28 апреля 1913 года// Деятель. - 1913. - N 5 (май). - С.с. 160 - 161.

(33) Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1906 г. по 1 января 1907 г., читанный в Общем Собрании членов общества 4 февраля 1907 года. - Б.м. [Казань], б.г. - С. (3).

(34) См.: Там же.; [Протокол] Общего Собрания Казанского Общества Трезвости 2-го февраля 1906 г.// Протоколы. - Б.м. [Казань], б.г. - С. (1).

(35) На смерть трезвенника-сибиряка// Деятель. - 1907. - N 1 (январь). - С. 16.

(36) Протокол очередного заседания Комитета Общества Трезвости 6 апреля// Там же. - 1904. - N 6 (май). - С. 246.

(37) О нём рассказывал в письме казанским трезвенникам и В.Я.Утенков, который отмечал также, что «Томские газеты высмеивали Общество трезвости, и слабые духом члены начали было отпадать от общества, но председатель о. Симеон Сосунов уговаривал слабых и советовал не обращать внимания на ложь и неправду, и теперь с помощью Божиею правда восторжествовала: новый Губернатор сочувственно отнёсся к обществу трезвости, обещал оказывать ему содействие и помощь, и количество членов стало быстро увеличиваться». (См.: Протокол очередного заседания Комитета Общества Трезвости 1 декабря// Там же. - 1903. - N 14 /декабрь/. - С.с. 630 - 631.)

(38) См.: Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1909). - С. 160.

(39) Протокол очередного заседания Комитета Общества Трезвости 7 декабря// Деятель. - 1905. - N 1 (январь). - С. 27.

(40) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 1 августа// Там же. - 1902. - N 11 (сентябрь). - С. 505.

(41) Речь при открытии вечерних чтений в собрании общества трезвости, что при градо-Томском Никольском церковно-приходском попечительстве, 20 января 1902 г.// Томские Епархиальные Ведомости. - 1902. - N 3 (1 февраля). - Неофициальный отдел. - С. 3.

(42) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 1 августа// Деятель. - 1902. - N 11 (сентябрь). - С. 506.

(43) См.: Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1909). - С. 161.

(44) См.: Он же. Опыт социальной работы обществ трезвости в Томске и Томском уезде (конец XIX в. - 1916 г.)// Всероссийская конференция «Социальная работа и социальный менеджмент в XXI веке» (27 февраля 2009 года). - Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.tusur.ru/export/sites/ru.tusur.new/ru/science/events/social/section/sec_1/1-05.pdf

(45) См.: Карпов А. Епархиальное Братство Трезвости// Томские Епархиальные Ведомости. - 1913. - N 2 (15 января). - Часть неофициальная. - С. 92.; Устав Томского Епархиального Братства Трезвости// Там же. - N 19 (1 октября). - Часть официальная. - С.с. 482 - 485.; Открытие Епархиального Дома и Епархиального Братства Трезвости// Томские Епархиальные Ведомости. - 1913. - N 24 (15 декабря). - Часть неофициальная. - С.с. 1461 - 1467.; Общее собрание членов Томского Епархиального Иннокентиевского братства трезвости// Там же. - 1914. - N 24 (15 декабря). - Часть неофициальная. - С.с. 1520 - 1522.

(46) См.: Протокол очередного заседания Комитета Общества Трезвости 7 декабря// Деятель. - 1905. - N 1 (январь). - С. 27.

(47) См., например: Освящение храма во имя Покрова Пресвятыя Богородицы в с. Тоуракском на Алтае// Томские Епархиальные Ведомости. - 1902. - N 6 (15 Марта). - Неофициальный отдел. - С. 34.

(48) См.: Часть II. Перечень всех населённых мест губернии// Памятная книжка Томской губернии на 1904 год/ Изд. Томского Губернского Статистического Комитета. - Томск: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева» (Губернская Типография), 1904. - С.с. 578 - 579.

(49) См.: [Протокол] экстренного заседания Комитета 24 декабря// Деятель. - 1901. - N 1 (январь). - С. 38.

(50) См.: [Протокол] очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 8 февраля// Там же. - N 3 (март). - С. 134.

(51) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 11-го апреля// Там же. - N 5 (май). - С. 244.

(52) См.: Афанасьев А.Л. Общества трезвости Томской губернии в 1900 - 1911 гг.// Вестник Томского государственного университета. - История. Исторические науки. - 2010. - N 341. - С.с. 91, 93.

(53) [Протокол] очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 7 ноября// Деятель. - 1901. - N 12 (декабрь). - С. 483.

(54) Краткий очерк деятельности Тоуракского отдела Казанского Общества Трезвости за 1901 - 1902 г.г.// Там же. - 1904. - N 5 (апрель). - С. 14.

(55) [Протокол] очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 7 ноября// Там же. - 1901. - N 12 (декабрь). - С. 483.

(56) См.: Краткий очерк деятельности Тоуракского отдела Казанского Общества Трезвости за 1901 - 1902 г.г.// Деятель. - 1904. - N 5 (апрель). - С.с. 14 - 15.; [Протокол] очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 2 октября// Деятель. - 1902. - N 14 (декабрь). - С. 652.

(57) См.: Протокол очередного заседания Комитета Общества Трезвости 4 июня// Деятель. - 1903. - N 8 (август). - С. 366.

(58) Отчёт Казанского Общества Трезвости с 1-го января 1905 г. по 1 января 1906 г., читанный в Общем Собрании членов общества 2 февраля 1906 года. - Казань: Типо-литография Императорского Университета, 1906. - С. 8.

(59) К отчёту Тоуракского отдела Общества Трезвости на Алтае// Деятель. - 1904. - N 7 (июнь). - С. 251.

(60) См.: Там же. - С. 252.

(61) Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 6 декабря// Деятель. - 1913. - N 1 (январь). - С. 30.

(62) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 14 апреля// Протоколы. - Б.м. [Казань], б.г. - С. 7.

(63) См., например: Отчёт Братства Томской епархии во имя Св. Димитрия Митрополита Ростовского, за 1890 - 91 год. - Томск: Типо-литография В.В.Михайлова и П.И.Макушина, 1892. - С. (1).; Отчёт Томского Епархиального Училищного Совета о состоянии церковных школ за 1899-й гражданский год// Томские Епархиальные Ведомости. - 1901. - N 4 (15 Февраля). - Отдел неофициальный. - С. 14.

(64) Как и М.В.Дагаев, он служил в Томской епархии - с 1899 г. в Ординском приходе (с центром в селе Ординское Барнаульского уезда Томской губернии), при церкви Во имя Святителя и Чудотворца Николая, одно время являлся наблюдателем школ, открытых «Братством Святителя Димитрия, Митрополита Ростовского». (См., например: Справочная книга по Томской Епархии за 1898 - 99 год. - Томск: Типография Епархиального Братства, 1900. - С. 290.; Справочная книга по Томской Епархии// Сост. служащими Томской Духовной Консистории под руководством её секретаря В.А.Карташева. - Томск: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева», 1914. - С. 259.)

(65) Ранее, по состоянию на 1898 - 1903 гг., в Тоуракский приход, помимо села Тоуракское, входили две деревни - Казанда и Дёмина (в которой также действовала «церковь-школа»). (См.: Справочная книга по Томской Епархии за 1898 - 99 год. - С. 397.; Справочная книга по Томской Епархии за 1902/3 год// Под ред. секретаря Томской Духовной Консистории Д.Е.Берёзова. - Томск: Типография Епархиального Братства, 1903. - С.с. 423 - 424.)

(66) См.: Справочная книга по Томской Епархии// Сост. служащими Томской Духовной Консистории под руководством её секретаря В.А.Карташева. - Томск: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева», 1914. - С. 380.

(67) См.: Справочная книга по Томской Епархии за 1898 - 99 год. - С. 397.; Справочная книга по Томской Епархии за 1909/10 год с дополнениями и изменениями в личном составе священно-церковно-служителей, по 1-е марта 1911 г. - Томск: Типография Приюта и Дома Трудолюбия, 1911. - С. 535.; Справочная книга по Томской Епархии// Сост. служащими Томской Духовной Консистории под руководством её секретаря В.А.Карташева. - Томск: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева», 1914. - С. 380.

(68) См.: Адаменко А.М. Образование и деятельность церковно-приходских попечительств на территории Томской епархии// Вестник Томского государственного университета. - История. - 2011. - N 3 (15). - С. 37.

(69) См.: Дагаев М. Попечительство и приход// Томские Епархиальные Ведомости. - 1902. - N 14 (15 Июля). - Неофициальный отдел. - С.с. 23 - 26.

(70) Сыщенко А. В Тоураке был не только банк, но и крупнейшая фильмотека// Алтайская правда. - 2002. - N 72 (23973) (16 марта). [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.ap.altairegion.ru/072-02/11.html

(71) См.: Протокол заседания Комитета Общества Трезвости 29 апреля 1912 г.// Деятель. - 1912. - N 6 (июнь). - С. 127.; Протокол заседания Комитета Общества Трезвости 1-го августа// Там же. - N 9 (сентябрь). - С. 222.

(72) См.: Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 6 декабря// Там жеь. - 1913. - N 1 (январь). - С. 29.

(73) См.: Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 10-го марта 1913 года// Там же. - N 3 (март). - С. 94.

(74) См.: Справочная книга по Томской Епархии// Сост. служащими Томской Духовной Консистории под руководством её секретаря В.А.Карташева. - Томск: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева», 1914. - С. 472.

(75) Протокол заседания Комитета Общества 26 января// Деятель. - 1914. - N 2 (февраль). - С. 48.

(76) См.: [Протокол] заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 13 января 1904 года// Там же. - 1904. - N 2 (февраль). - С. 96.; Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 3 марта 1904 года// Там же. - N 5 (апрель). - С. 198.

(77) См.: Протокол очередного заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 10 мая// Там же. - 1902. - N 7 - 8 (май - июнь). - С. 379.; Протокол заседания Комитета Казанского Общества Трезвости 6 декабря// Там же. - 1913. - N 1 (январь). - С. 30.

(78) Открытие Епархиального Дома и Епархиального Братства Трезвости// Томские Епархиальные Ведомости. - 1913. - N 24 (15 декабря). - Часть неофициальная. - С.с. 1463 - 1464.

Впервые опубликовано (в сокращении): Алексеев И.Е. «Пьянство закрывает небо и разверзает ад». Томский след «Казанского Общества Трезвости»// Пятые традиционные чтения: Материалы научно-практических чтений, посвящённых казанскому трезвенническому движению (11 сентября 2014 г.)/ Эйфория. - 2014. - N 1 (125). - С.с. 7 - 32.

http://ruskline.ru