Протоиерей Игорь Бачинин. Воспитание трезвости в духовно-нравственных традициях культуры России

Протоиерей Игорь Бачинин. Воспитание трезвости в духовно-нравственных традициях культуры России 04.09.2013

   Религиозно-нравственное состояние современного общества весьма разнородно и, если посмотреть в прошлое, то мы увидим, что оно существенно отличается даже от того своего состояния, которое было в постсоветское время, не говоря уже о более раннем периоде истории. Сплоченность и единство народа, опора на традицию, устойчивость в передаче духовных ценностей от одного поколения другому, укорененность в религиозном мировосприятии, – все это отражалось в определенном укладе жизни. Уклад сохранялся и поддерживался существовавшей системой воспитания, которая обеспечивала поступательное развитие всего общества. Религия в этой системе занимала свое особое место. Определяя жизненные цели и ценности, она показывала на примере святых, как их достичь.

   В религии внешняя сторона, состоящая из совокупности различных обрядов и духовных практик, не раскрывает главного, сути. Существо же любой религии определяется в первую очередь мировоззрением, объяснением картины мира, его иерархии, личных взаимоотношений с ним, тех законов, которые в нем существуют, ценностей, норм и правил поведения. Именно мировоззрение направляет мотивацию поступков человека, которые, в свою очередь, формируют стереотипы поведения, определяемые традицией.

   «Традиция – это система связей настоящего с прошлым, при помощи которой совершается определенный отбор, стереотипизация опыта и передача стереотипов, которые затем опять воспроизводятся»  в процессе воспитания.

   Традиция служит самосохранению, воспроизводству и регенерации этнической культуры как системы.

   В. Даль определяет культуру как возделывание, образование. Слова «культивирование» и «культура» имеют общий корень. Религия, т.е. мировоззрение, выражается в определенном культе, религиозных обрядах и практиках. Культ является основанием культуры, определяет формы ее выражения.

   Христианство в форме восточного Православия является для России культурообразующей религией. Русская культура исторически неразрывно связана с Православием. Святая Русь образовалась благодаря византийской православной вере, которую воспринял святой равноапостольный князь Владимир в X веке. Крещение и связанное с ним заимствование византийской культуры не только не лишили Русь ее самостоятельности, но и способствовали созданию именно на этой основе мощного культурного генофонда нашего народа. Церковь принимала непосредственное участие в созидании духовного единства общества, вместе с семьей и школой обеспечивала преемственность духовных ценностей от одного поколения другому.

   Существовавшая система воспитания, включала в себя устойчивые формы просвещения и образования российского народа и, начиная с X по XVII века, была едина для всех русских людей. Преимущественно она была направлена на формирование духовных ценностей человека, это помогало народу хорошо понимать друг друга, составлять однородное нравственное сообщество, устанавливая и поддерживая духовное согласие и единство вопреки любым социальным изменениям. «Церковно-славянский язык, православное богослужение и таинства Церкви создавали сакральное, духовное единство народа. Огромное значение придавалось обучению трезвости и трезвенному просвещению» [3]. Этот процесс опирался на императив трезвости, восходящий своими корнями непосредственно к Священному Писанию, в котором совершенно определенно и однозначно говорится, что «…пьяницы Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10).

   Православие веками играло важную сдерживающую роль в отношении человека к алкоголю, строго регламентировало его потребление. Верующие люди связывали пьянство с грехопадением. При этом необходимо отметить, что осуждалось в первую очередь состояние опьянения, нетрезвости, в которое человек мог войти посредством не только опьяняющих напитков. Один из вселенских учителей Церкви, Иоанн Златоуст, поучая свою паству, говорил о том, что входить в состояние опьянения, т.е. лишать себя трезвости, можно не только от вина, но и от похоти, чревоугодия и гнева.

   Трезвость здесь понимается не столько как физиологическое состояние противоположное опьянению, а как добродетель – нравственная категория.

   Существующее общепринятое представление о трезвости в узком смысле характеризуется отсутствием опьянения, «проявляется через здравомыслие, воздержание от алкоголя, одурманивающих веществ и действий и является естественным состоянием человека» .

Церковь придает трезвости более широкий и возвышенный смысл, считая ее одним из важных условий реализации богоданной свободы.

   Совершенно очевидно, что опьянение и, как его следствие, пьянство лишают человека этой свободы, делая рабом страсти и приводя к погибели. Поэтому и назидает Церковь своих чад, объясняя, почему «…пьяницы Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:10).

   К сожалению, отношение к трезвости как нравственной категории и христианской добродетели уходит из современной культуры, что пагубно отражается на нравственном состоянии современного общества и приводит к печальным последствиям. Понимание, что трезвое состояние – это нормальное, естественное состояние человека, – забыто, утрачено.

В связи с этим обращение к истории, к тому практическому опыту, который на рубеже XIXXX веков позволил отрезвить и оздоровить общество, актуально как никогда. Государство и Церковь в то время совместными усилиями сумели выстроить цельную комплексную систему воспитания народа в духе трезвости. Эта система включала в себя широкую просветительскую деятельность, издавались различные материалы, рассказывающие о преимуществах трезвой жизни и пагубности пьянства, только духовенством издавалось 32 журнала, много литературы раздавалось бесплатно, во многих школах велись специальные предметы, в системе религиозного образования преподавались дисциплины, пропагандирующие трезвость, существовала система подготовки преподавательских кадров для этой деятельности. Государство разрабатывало и реализовывало различные мероприятия, направленные на ограничение производства и продажи вино-водочных изделий, выделяя при этом немалые средства на организацию досуга, открывались чайные, избы-читальни, создавались специальные лечебницы для алкоголиков, дома трудолюбия, трудовые артели, поддерживались садоводство, пчеловодство, огородничество. Церковь также принимала активное участие в этом процессе через деятельность приходских обществ трезвости. В храмах священники произносили проповеди, призывающие народ жить трезво, служили особые молебны, организовывали крестные ходы, принимались обеты и зароки трезвости, открывались благотворительные столовые. Во многих семинариях и академиях создавались особые кружки поборников трезвости, семинаристы активно участвовали в процессе трезвенного просвещения, а впоследствии, становясь пастырями, принимали деятельное участие в отрезвлении общества. Большинство духовенства всячески поддерживало стремление народа к трезвой жизни, и в первую очередь – своим личным примером.

Общества трезвости формировали особую духовно-нравственную атмосферу, направленную на расширение пространства трезвости. Вдохновляемые духовенством, члены таких обществ создавали новую среду общения. Из периодических изданий того времени мы можем найти немало примеров, когда члены обществ совместно праздновали трезвые свадьбы, именины, крестины, дни рождения, юбилеи, другие торжества, на которых не было ни капли спиртного, и делалось это не от страха наказания, а по сердечному вдохновению и стремлению жить трезво. В этой среде воспитывались многие молодые люди, которые впоследствии несли трезвость в свои семьи, на производство, в армию, во все сферы жизни. Произошло реальное отрезвление и оздоровление общества. Трезвость у большей части народа была в чести, это позволило государству принимать более решительные меры в преодолении пьянства. В этих условиях удалось отменить откупную систему и ввести государственную монополию на продажу алкоголя, регулировать его производство и душевое потребление.

   Исследователь истории трезвенного движения А.Л. Афанасьев отмечает, что с развитием трезвенной работы улучшались нравы в обществе, многие семьи обретали покой и достаток. «Общества трезвости проводили большую, разнообразную и полезную работу: профилактическую, религиозную, просветительную, культурную, благотворительную. По сути дела, они наряду с сельскими и церковными общинами являлись формой самоорганизации «мира», общества, несли ему оздоровление и гармонию. Здесь сходились в добром деле представители разных социальных слоёв, на совместном мероприятии могли встретиться рабочий и владелец или директор фабрики, простой гражданин и высокопоставленный священнослужитель или чиновник. В работу по преобразованию общества на светлых началах включались женщины, молодежь и подростки» .

   Когда в 1914 году началась мобилизация на первую мировую войну, император Николай II издал, по сегодняшним меркам, крайне радикальный и непопулярный указ, полностью запретив производство и продажу вино-водочных изделий. При этом 84% населения поддержало такие решительные меры. Произошло оздоровление во всех сферах жизни общества.

И.Н. Введенский, являясь современником этих событий, в своей работе «Опыт принудительной трезвости» описал результаты произошедших изменений. «Воздержание прежде и заметнее всего отразилось, так сказать, на внешней стороне жизни: исчезли знакомые картины уличного пьянства, скрылись пьяные, растерзанные фигуры, оглашавшие улицы непристойной бранью, не видно стало всякого рода бывших людей, попрошаек, нищих, темных личностей и т.п. Общий тон уличной жизни стал сразу совсем иной. Перемену почувствовали прежде всего учреждения, так или иначе обслуживающие жертв алкоголизма. Опустели камеры для вытрезвления при участках, и сразу сократилось число алкоголиков, как в специальных амбулаториях, так и в психиатрических и общих больницах» .

   Уменьшилось на 80% число уголовных дел, одна из тюрем в Петербурге опустела, другая была превращена в лазарет, практически не стало хулиганства: «Получая поддержку в низком культурном уровне, оно оказывалось продуктом по преимуществу алкогольным и с устранением алкоголя из народного обихода быстро пало» (там же). Повысилось материальное благосостояние народа – «с июля по октябрь 1913 года было внесено в московские сберегательные кассы 3250000 руб., тогда как за этот же период в 1914 г. внесено 6000000 руб.», а также его культурный уровень – «читальни переполнены даже в праздники, когда при прежних условиях они пустовали», отмечается «факт увеличения числа посетителей оперных и драматических спектаклей более чем на 30% по сравнению с тем же временем в предшествующие сезоны» .

   Целью участников трезвенного движения было не только отрезвление народа, избавление от алкогольных бед, но и осмысленная жизнь на христианских основах.

   Фактически общества трезвости своей воспитательно-образовательной деятельностью создавали особую педагогическую среду, которая стала фундаментом трезвенного просвещения и оздоровления России.

   Трезвость как нравственная категория является неотъемлемой частью религиозно-нравственной культуры общества, она не появляется сама по себе, а является результатом определенных воспитательных усилий. Церковь, приходские общества трезвости, система образования играют в этом процессе определяющую роль. В традиционной русской культуре всегда присутствовал императив трезвости.

   Имеющийся исторический опыт религиозно-нравственного образования и оздоровления общества необходимо исследовать и использовать в современных условиях, и в наши дни общества трезвости призваны принимать активное и деятельное участие в отрезвлении и оздоровлении современного общества.

Протоиерей Игорь Бачинин


Другие статьи этого автора >>