Переправщик. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор)

Переправщик. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор) 02.12.2014 Переправщик. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор)

Летние каникулы – это, наверно, самое желанное время для любого учащегося. Его всегда ждут с нетерпением, на него строят планы, участвуют во всяких школьных инициативах, чтобы хотя бы на неделю пораньше уйти на каникулы и, конечно, очень грустят, когда это счастливое время заканчивается. И каким бы насыщенным не было это проведенное на каникулах время, однажды оно подходит к концу и, как бы не хотелось, но надо возвращаться к обглоданному со всех сторон «граниту науки».

Но и тут есть свои радости, так как в школе начинаются разговоры о том, кто и как провел лето. А это тоже очень интересно и увлекательно. Друзья делятся впечатлениями, рассказывают о своих подвигах, обсуждают пережитое.

Вот и в одном из средних городов нашей страны, трое однокласников решили в первый раз после долгой трехмесячной разлуки встретиться, чтобы поговорить о проведенном времени. За неделю до начала нового учебного года они собрались на квартире одного из них в то время, когда его родителей еще не было в городе.

Раздался звонок в дверь. Леонид (хозяин квартиры) бросился к двери и не глядя в глазок распахнул ее.

– Ха! Салют!

– Здорово, братан! На пороге стояли двое его друзей. Один из них – Павел, в этот момент вытаскивал из ушей наушники. Другой – Михаил, отвечал за съестное и принес кое-что к чаю. Две загорелые физиономии приветливо улыбались.

– Ты один?, – спросил Паша.

– Да. Давай заходи.

Гости вошли внутрь. Все трое были рады и принялись пожимать друг другу руки.

– Осторожно, – сказал Миша, – у меня правая рука еще болит.

– Чё случилось, ударился об чей-нибудь зуб? – хихикнул Леня.

– Нет, обжег, – сказал Миша.

– Давай ко мне в комнату. – Леонид прыгнул на кровать и пригласил друзей последовать за ним. – А к чаю что-нибудь взяли? – спросил он.

– Да. Миха что-то там взял.

– Класс! Ну давай, рассказывай. Леня занялся чаем.

– Мы с родней на море были. – начал Паша, – Вот это местечко, скажу вам. Отель – просто класс! Все удобства, бассейн, бильярд, игровые автоматы, лакей ходит по номерам и еду разносит. Прикинь, приползает с утра и стучит в дверь – завтрак! Да какой там завтрак, дай поспать. – Все трое засмеялись. – И еще чаевые ему подавай, будильник ходячий. Сам не спит и другим не дает.

– У него работа такая. Ну и чё дальше? – не унимался Леня.

– Гуляли, короче, на полную катушку. Днем на пляже загораешь да на катамаране педали крутишь, а вечером на дискотеку отрываться.

– Так ты чё, все лето педали крутил что ли, конь педальный? – И они опять залились звонким смехом.

– Короче, весело было.

– Ну да. А нас с сестрой в лагерь засунули, – продолжил тему Леня. – Зацени. – Он вскочил с кровати и снял со стены грамоту. – Первое место занял в эстафете.

– Класс! Здорово! – восхищались его друзья, рассматривая грамоту. – Вас там спортом занимали что ли? – спросили ребята Леонида.

– Ну конечно, какая-то спортмассовая программа была. Это же во всех лагерях. Да нормально, весело было. Первый день как-то еще стеснялись, а потом быстро подружились с пацанами и уже вместе зажигали. Сестра там с девченками, а мы с ребятами.

– Короче, все понятно с тобой; ты все лето по лесу бегал, олень северный, – заключил Паша.

– Да иди ты, конь педальный, – и Леонид кинул в него подушку. Друзья захохотали.

– У нас там в отряде один пацан был. Мы его сказочником прозвали. Он каждую ночь после отбоя нам всякие страшилки рассказывал. Знал их, наверно, сотню. Страшно, зараза, было. А однажды решили приколоться над одним батаном: ночью вынесли его тихонько на кровати в лес и привязали к кровати. Так он полночи орал, как резаный. На утро разборки были, всё виноватых искали.

– Да, это жёстко, – вынес свою оценку Михаил.

– Я тоже думаю перестарались. Но идея не моя была, я только поддержал. Да там еще много чего было. Чем-то ведь надо было себя занять.

– Ну а ты, Мишань, где был? – спросил Паша Михаила, наливая вторую чашку.

– Да, давай колись, – поддержал его Леня, разворачивая шоколадную конфету.

– А со мной, пацаны, странная история произошла. Я до сих пор до конца не могу понять, что это было. Сами мне скажите. – Двое его слушателей улеглись поудобнее и Миша начал свой рассказ.

Меня на лето отвезли в деревню к родителям отца. Местечко тихое, красивое, правда, немного глуховатое. Чтобы в город добраться, нужно реку преодолеть. Для этого там работает переправа. Можно на плоту, можно на лодке. Никаких паромов нет, всё своими рученьками работать приходится. Я там уже не первый раз и местную братву знаю. С ними-то мы и веселились. Они там всё в округе знают: где и что купить, кто и где живет, какие вечеринки лучше и где девченки красивее.

Ну вот и решили мы однажды сходить на дискотеку в город. Пацаны говорили, что там самая лучшая тусовка собирается. Меня в тот день старики немного загрузили работой и я ребятам сказал, что приеду попозже сам. Договорились встретиться в городе на том берегу.

Вышел я из дома уже когда вечерело. На небе начали проявляться первые звезды, а ветерок почти полностью затих. Я подошел к реке. Она у нас широкая, вплавь переплыть можно, но трудно. Некоторые наспор переплывали. Правда бывали случаи, что кто-то и тонул в неспокойной воде. Я остановился и посмотрел в сторону города. Там горело множество огней. Я прислушался. С того берега доносился городской шум, была слышна музыка и сигналы автомобилей. Все это растворялось людскими криками. Неподалеку раздался треск сверчка. Немного постояв, я вдоль берега направился к переправе. Я уже представлял себя на дискотеке, как вдруг:

– Эй, путник, давай перевезу. – Я вздрогнул от неожиданности и увидел рядом с собой у берега лодку. В ней сидел переправщик. – Садись, – сказал он снова, – я много не возьму.

– Много?, – удивился я, – так тут, вроде, бесплатно?

Он ничего не ответил. Я направился к нему и залез в лодку.

– А ты, типа, подрабатываешь здесь, ну, в смысле, батрачишь на своей лодке?

– Все верно, – ответил он, – я помогаю нуждающимся и ты один из них.

– Точно, – усмехнувшись подтвердил я, – я нуждаюсь, чтобы меня перевезли на тот берег и уже опаздываю.

Мы тронулись. Было прохладно и по поверхности реки гулял холодный ветерок. Я засунул руки в карманы и поднял воротник. Переправщик неспеша работал веслами. Он был одет в дождевую накидку с капюшоном и его лица разглядеть было невозможно. Какое-то время мы ехали молча. Было тихо и лишь легкие всплески вёсел то и дело нарушали тишину. Наконец я спросил:

– Так сколько ты хочешь взять с меня? Он не ответил. После некоторой паузы он спросил меня: – А сколько ты можешь дать?

– Ну, не знаю, вообще-то здесь всегда бесплатно возили. Я вообще-то мог бы обратиться и к бесплатным переправщикам.

– Уже поздно и тебя никто, кроме меня не перевезет.

Я задумался. А ведь и правда. Переправа, наверно, уже не работает. Он этим и пользуется, – перевозит после закрытия основной переправы. Ловкий ход, ничего не скажешь. Наверно выгодный бизнес.

– Так что ты можешь мне дать?, – вновь спросил таинственный переправшик, нарушив ход моих размышлений.

– Я думал мы говорим о деньгах?

– У меня другая система расчета.

– И какая же, натурой что ли?, – я засмеялся. – Он не пошевелился и не проронил ни слова, только продолжал все также неспешно грести.

– Ты дашь мне обещание.

– Обещание? – удивился я, – какое?

– Ты не пойдешь туда, куда направляешься.

– В смысле, не пойду? Ты ведь сам меня туда везешь, – я засмеялся. – Я для того и нанял тебя. Что за глупость!?

Этот переправшик совсем запутал меня, стал я размышлять. А для чего же я к нему в лодку сел? Что-то он темнит. Этот разговор начинал меня настораживать и пугать. Что за обещание? Папочка мне тут нашелся! Куда хочу, туда и пойду! Странный тип какой-то.

– Так мы договорились?, – вдруг спросил он.

– Нет, конечно! Я вообще не понимаю о чем мы тут говорим! Тогда скажи мне, для чего мы туда плывем? Мне кажется ты уже сам запутался! Я заплачу тебе сколько скажешь. Просто привези меня туда и все.

Он не ответил. Лодка медленно двигалась вперед. Я посмотрел на небо. Оно было все в звездах. Увидев Большую медведицу, я попытался найти Полярную звезду. У меня это не всегда получалось и в этот раз тоже не получилось. Лодка вдруг качнулась и я ухватился руками за борта. А все-таки романтика, думал я. В городе вот так под звездами на лодке не покатаешься. Хотя город и предоставляет все условия современной комфортной жизни, но и у глухих местечек есть свои преимущества, которые у них не отобрать. Может когда-нибудь, когда вырасту и стану самостоятельным, независимым от родителей, перееду в какое-нибудь такое же тихое местечко, займусь своим хозяйством. У меня будет жена и дети, с которыми мы будем рыбачить. А по вечерам...

– Для чего ты живешь? – вдруг спросил переправщик. Я немного вздрогнул от неожиданности, так как полностью погрузился в свои размышления.

– Для чего живу? – переспросил я. Вопрос был неожиданный и, одновременно, глубокий. Я на секунду задумался. – Я живу... чтобы... – сказал я вслух и добавил про себя – Вот это да, я не знаю что сказать. – Ну-у, я живу, чтобы вырасти, стать самостоятельным, ни от кого не зависеть...

Он немного помолчал и ответил:

– Развитие человеческого тела не является смыслом человеческой жизни. Это естественное явление, независящее от самого человека. В Евангелии сказано: «Кто из вас заботясь может прибавить себе росту хотя на один локоть?» (Мф.6:27) Это Божье дело, чтобы вы росли и мужали.

После некоторой паузы он снова сказал: – Итак, ты не знаешь для чего живешь.

– Ну нет, конечно знаю. Я живу, чтобы жить и потом умереть.

– Ты живешь, чтобы умереть?

– Ну да. И не только я. Все люди так.

– Нет, не все. А только подобно тебе беспечные и непонимающие смысла своего существования. Это достойно великих слез.

– Слушай, друг, как тебя зовут?

– Михаил.

– Отлично, земляк. Мы с тобой к тому же тезки, в смысле, я тоже Миша. Ну и объясни мне, тезка, для чего живут люди. Ты, наверно, с другой планеты свалился, потому что у нас тут все рождаются, чтобы умереть. И так было во все времена.

– Человек рождается не для того, чтобы умереть. Он рождается для того, чтобы жить. Но, чтобы жить, ему нужно ежедневно и ежечастно умирать. Ты должен умереть, чтобы жить.

– Чего, чего? Я что-то совсем ничего не понял. Ты меня окончательно запутал.

– Настоящая жизнь возможна только в Боге – Первоисточнике жизни. Но пока человек не умрет для греха, он не может достичь подлинной жизни. Именно для этого и дается время земного существования. Ты должен успеть сделать свой выбор.

Переправщик сказал это неспешно и четко. Его голос был ровный и сильный. Было чувство, что он проникает до самых твоих костей.

– Ошибка в выборе непростительна, – продолжал таинственный попутчик, – второго шанса не дается.

Когда он это говорил я почувствовал, что стало как-то жарко. Я расстегнулся, но это не помогло. Руки вспотели и их даже начало жечь. Я решил опустить их в прохладную воду, чтобы охладить. Но как только я засунул одну руку, то почувствовал, что вода в реке кипит. Я вскрикнул, выдернул руку из воды и быстро стал ею трясти, чтобы унять боль.

– Человечество злоупотребляет правом вечного выбора. Оно не ценит отпущенное ему время, – подобно трубе гремел голос переправщика. – Оно лжет, ест, пьет и веселится. Оно возомнило себя Богом. И наказание неминуемо!

Когда он произнес эти слова, я увидел, что мы находимся в каком-то непроглядном мраке. Звездное небо исчезло. В нос ударил жуткий смрад, а лицо обожгло раскаленным воздухом. Я отпрянул назад и увидел, что вода в реке во всю бурлит и клокочет. И это уже и не река вовсе, а какое-то жидкое кипящее пламя. Пузыри лопались с сильным шумом, разбрызгивая вокруг себя ядовитые капли, а дым от кипения поднимался вверх и растворялся во мраке. На душе стало невыносимо тяжко. Хотелось выть и кричать от навалившейся безысходности. Я не знал куда податься. Закрыв руками лицо, я закричал от ужаса, который пропитал меня насквозь. И в этот момент я осознал, что кричу не один. Вокруг меня из кипящей лавы показались тысячи рук и голов. Они барахтались и вопили что было сил. Вид их был ужасен: от сажи и ожегов они были все черные, как живые мертвецы. На их лицах можно было разглядеть неописуемый ужас и боль. Заметив меня, они направили свои руки в мою сторону и молили о помощи. От этого общего крика можно было сойти с ума. И я превратился в один сплошной комок боли и страха.

В этот момент откуда-то сверху, из пещер преисподней, подобно вихрю налетели полчища каких-то существ. Их вид был неописуем и ужасен. Они носились над кипящей поверхностью и что-то выкрикивали. Вдруг заиграла какая-то музыка. Своим гулом она перекрывала грохот клокочущего моря. Услышав звуки этой отвратительной мелодии, ужасные существа стали дергаться и кривляться, изображая какой-то танец. Они танцевали прямо на головах и руках мучащихся и кричащих людей. При этом они злобно смеялись и ревели и периодически били палками торчащие из огня трясущиеся руки. Весь этот вой и гул невозможно описать и выдержать, и я не понимал, почему все еще находился в сознании.

Когда эта адская вакханалия достигла своего пика, вдруг переправщик, который все это время сидел передо мной, скинул свой капюшон и встал в полный рост. При этом я пришел в ужас – он оказался огромных размеров, метров десять или двадцать в высоту. Теперь его лицо было видно очень хорошо. Оно было прекрасным, мужественным и решительным. Он как-то странно светился и излучал вокруг себя добро, умиротворение и неземное спокойствие. У него были длинные волосы, а одет он был, как воин. Только не современный, а какой-то древний, в доспехах и латах. На его плечах была мантия, а бедра закрывала юбочка, как у римских легионеров. На поясе у него висел огромный меч. Он весь светился и был, как бы, из раскаленного металла. Вдруг за его могучими плечами раскрылись два огромных крыла, так, что меня обдало мощным раскаленным вихрем. Казалось они закрыли собой все воздушное пространство.

Увидев его, полчища нечести завопили: «Михаил, Михаил здесь!» и бросились кто куда. Тогда этот могучий воин посмотрел вверх и громогласно произнес: «Станем добре, станем со страхом! Вонмем слову Божию! И не помыслим ничего богопротивного!»

Я был в полном шоке и видел себя букашкой перед ним. После этого он посмотрел на меня. Его глаза светились, словно звезды. При этом я ясно понимал, что его лучезарный взгляд видит меня насквозь, как рентген.

– Ты дашь мне обещание, – громогласно произнес он, – ты не пойдешь туда, куда направлялся.

Я широкооткрытыми глазами смотрел на него и смог только несколько раз кивнуть головой. И вдруг все внезапно пропало. Там, где только что горели его глаза, я увидел звездное небо. Полной грудью я вдохнул в себя холодный ночной воздух и вполне оценил радость земной прохлады. К своему удивлению, я стоял на том же берегу реки и даже не собирался никуда плыть. На том берегу все также горели заманчивые городские огни и гремела музыка. Только сейчас к этому добавилось еще мерцание красных полицейских мигалок.

Я стоял и обдумывал увиденное. Что это было? Ответов у меня не было. Равно, как и объяснений тому, кто был этот таинственный переправщик.

Ребята сидели широко вытаращив глаза и открыв рты. Про чай никто и думать не хотел.

– Вот это да! – выдавил наконец Леня. – И что ты думаешь?

– Я уже кое-что узнал, – сказал Миша. – Я сходил в храм и там мне показали икону архангела Михаила. Он предводитель небесного воинства. И, оказывается, меня крестили в честь него. Он мой небесный покровитель. Я теперь его с собой ношу.

Миша достал из под рубашки медальон с иконой архангела Михаила.

– Круто, ничего не скажешь! – добавил Паша.

– Батюшка в храме сказал, что это могло быть видение.

– Видение?

– Да. Такое духовное явление потустороннего мира.

– Да уж! И что думаешь делать?

– Пока не знаю. Но одно знаю точно – на дискотеки больше ни ногой! Я дал ему обещание.

– А может все это привиделось, ну, в смысле, померещилось?

– Да, я тоже сначала так подумал. Но нет. С утра просыпаюсь в кровати и думаю, вот это сон! Всё, как наяву было. И вдруг как закричу! А у меня все лицо красное и горит и кисть правой руки вся в волдырях от ожега! Вся рука обожжена. Именно ее я в кипящее море засунул.

С этими словами Миша протянул вперед правую руку и друзья увидели, что она до сих пор красного цвета и кожа кое-где облазит.

– На следующий день после того, мы встречаемся с моими знакомыми, ну, с теми, с которыми договорились встретиться на дискотеке. Они меня спрашивают, ну что, ты приходил? Я уже хотел было соврать, что был, а потом думаю, не буду и говорю, нет, не был, не смог. А они мне, – вот и молодец, что не был. Там вчера большая драка была, человек тридцать в больничку отвезли, а троих насмерть зарезали. Теперь разборки по всей области. Так что, счастливчик ты. Вот так вот мой небесный покровитель меня от смерти спас!

Ребята еще долго сидели и обсуждали рассказанное. Мнений и вопросов было несчесть! Через год Миша закончит школу и изберет путь служения Богу и ближним. Ввиду невозможности по состоянию здоровья проходить срочную службу в армии, он поступит в семинарию. А еще через семь лет примет рукоположение в сан диакона.

Сейчас он уже давно протоиерей Михаил и живет с семьей в одном тихом поселке. Иногда в своих проповедях он рассказывает этот случай на пользу слушающих, только не говорит, что это было с ним самим. А еще у отца Михаила есть лодка и он со своими сыновьями часто ходит на ней порыбачить под ночным звездным небом.

Иеромонах Роман (Кропотов)

***