Выбор. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор)

Выбор. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор) 15.12.2014

Выбор. (иером.Роман (Кропотов) Читает автор)

Для многих такое понятие, как семья, по-настоящему свято. Для подавляющего большинства людей именно семейные ценности являются приоритетными в жизни. Многие уже с юношеского возраста мечтают быть мамами или папами и готовят себя к этому непростому и уникальному поприщу. Насколько неповторимы между собой люди, настолько же уникальны и семьи. У каждой своя история и судьба. И чем бы не заканчивалась история каждой отдельной семьи, все первоначально стремятся к счастью и пытаются совместно его достичь.

Точно также рассуждала и раба Божия Ольга. С самого детства она мечтала о семье, верном и красивом муже, о детях. Она придумывала им имена, изучала литературу по воспитанию и даже освоила теорию экстримальных родов в полевых условиях без окушера. Глядя на нее было похоже, что к вопросу создания семьи она подходила очень ответственно.

Но время шло. Ей было уже 30, а рыцарь на белом коне все так и не встречался на ее одиноком пути. Были хорошие друзья, но серьезных отношений между ними не получалось. Она часто молилась в храме о тайной мечте своего сердца. На кружке уже запомнили ее почерк и знали, что ровно через неделю опять будет заказан молебен святым Петру и Февронии Муромским.

После очередного сокращения Ольга устроилась на другую работу. Платили там неплохо, правда ездить приходилось в другой город. Но со временем она привыкла и стала использовать время в дороге для приобретения книжной мудрости.

Возвращаясь однажды домой Ольга шла с вокзала по ночному городу. Она хорошо знала эти улицы и дома, а потому причин для волнения не видела. Погода была теплая и она размышляла о жизненных вопросах и тайнах бытия. Войдя в один переулок, она заметила во мраке у стены мужчину. Он не курил, а просто прислонился к стене и держал руки в карманах. Лица его видно не было, но темный силуэт точно вырисовывал контуры мужской фигуры. Ольга не стала останавливаться и направилась через переулок. Народу на улицах почти не было, лишь редкие машины проезжали неподалеку. Она предалась молитве и ускорила шаг. Поравнявшись с незнакомцем, она почувствовала, что очень боится – сердце колотилось, как бешеное. И, как оказалось потом, не случайно. Лишь только мужчина оказался за ее спиной, как она получила удар по голове и упала на землю. Удар оказался не сильным, он просто выбил ее из равновесия. В ту же секунду она почувствовала, как с плеча соскользнула сумка с документами, ключами и деньгами и раздались шаги убегающего человека. Ольга вскочила с земли и бросилась в погоню:

– Стой! – закричала она что было сил, – Держи вора!

Мужчина обернулся и свернул во двор. Ольга кинулась за ним. Хорошо, что не на каблуках, – мелькнула у нее мысль. Но она понимала, что бежит гораздо медленнее его и ее шансы догнать вора были не велики. Пробежав вдоль дома, он свернул за угол и бросился через улицу, но в этот момент попал под машину выехавшую с перекрестка. Автомобиль не успел набрать большой скорости, но ехал достаточно быстро, чтобы сбить его с ног и заставить перевернуться в воздухе один раз. Вор плюхнулся об асфальт, вскочил и прихрамывая бросился наутёк. Машина затормозила так, что визг покрышек огласил улицу. Из кабины вышел мужчина и посмотрел удивленными глазами вслед убегающему человеку. К этому времени подбежала запыхавшаяся Ольга.

– Это ваш знакомый?, – спросил ее мужчина, – а то он с перепугу умчался и сумку потерял.

Он нагнулся и поднял из под колеса сумку. – Надеюсь у него все кости целы?

– А я надеюсь, что не все, – все еще задыхаясь проговорила Ольга. – Нет, он не мой... знакомый, он вор, а это моя сумка. Вы появились очень кстати.

– Ну тогда слава Всевышнему, – сказал мужчина, – я рад, что смог таким образом оказать вам помощь.

Он протянул ей сумку. Ольга посмотрела ему в глаза и улыбнулась. Это был молодой мужчина приятной внешности.

– А давайте я вас подвезу, а то мало ли что еще случится. Вдруг он решит, что это уже его добыча, – он показал на сумку, – и захочет ее вернуть.

– Давайте. Я не против. Меня еще трясет от волнения.

Они сели и поехали.

– Этот персонаж своим воровским задом мне весь капот помял.

– Да, это неприятно, – сказала Ольга, – мне очень жаль, что так получилось.

– Ничего, – добавил мужчина, – главное, что он хорошенько получил по этому заду.

Она улыбнулась.

– Я, кстати, Ахмат. Как чай, только без бергамота.

Ольга засмеялась.

– А я просто Ольга.

– Очень приятно, просто Ольга.

– Можно без «просто», просто Ольга.

– Хорошо, буду без «просто». Очень приятно без «просто» просто Ольга.

Они оба засмеялись.

Потом Ахмат еще не раз будет подвозить ее с вокзала до дома, а дружба между ними незаметно будет расти и крепнуть. До тех пор, пока однажды, после ужина в ресторане, он не проводит ее до дома и не поцелует возле подъезда. Но это будет уже началом новых отношений.

Но еще раньше этого Ольга отметила для себя, что стала часто думать о нем. Как оказалось, и он частенько вспоминал о ней. Они обменялись номерами телефонов и стали встречаться и вместе проводить время. Ей было хорошо и интересно с ним, также, как и ему с ней. Они не скрывали своих симпатий друг к другу. Иногда они строили какие-то планы, уходящие в совсем не близкое будущее, что однозначно говорило о продолжительных и серьезных отношениях. Пока однажды он не предложил ей стать его женой. Она сказала ему, что еще не достаточно хорошо его знает. На что он ответил, что не торопит ее с ответом и готов ждать.

Как истинная христианка, Ольга не позволяла себе никаких вольностей, а тем более плотских грехов. Но было видно, что и он не искал этого и даже ни разу не намекнул и не позволил себе чего-то лишнего. Это удивляло и радовало молодую женщину, так как вселяло в нее надежду на то, что она встретила порядочного человека. И хотя она не позволяла себе плотской близости, но позволила себе влюбиться в этого красивого и веселого мужчину с какими-то, как ей казалось, скрытыми достоинствами.

Прошло уже около трех месяцев. Они давно перешли «на ты» и не испытывали трудностей в общении. Однажды на улице, когда они разговаривали о чем-то своем, к ним подошли трое молодых людей. Это были друзья Ахмата. Они поздоровались друг с другом словами «ассаляму алейкум – алейкум ассалям». Немного отойдя, они стали о чем-то говорить. Примерно через минуту они попрощались и его друзья сказали: «Аллаху акбар!», на что Ахмат ответил теми же словами.

Ольга насторожилась. Она не раз слышала мнение священников о том, что брак между христианкой и мусульманином недопустим, о том, что женщина в исламе бесправна. У нее похолодело внутри, когда она представила Ахмата в центре гарема, в котором она только одна из многих его женщин.

– Ты мусульманин? – спросила она у него, когда он подошел к ней.

– Да.

– Ты не говорил мне.

– А ты и не спрашивала, – он улыбнулся.

– Но ведь я христианка, ты же знаешь.

– Знаю, и что?

Ольга на какое-то время растерялась. У нее возникло сразу множество сложнейших и, как ей казалось, неразрешимых вопросов, а он говорит «и что?».

– Ну как что? Ведь это многое меняет.

– Что меняет?

– Для начала ответь, ты уже женат?

– Нет, я не женат. Послушай, если тебя волнует вопрос многоженства, то я сразу хочу тебя успокоить, я не сторонник этой практики. Если я и женюсь, то только на одной. А то, что ты христианка, так это не проблема. У нас можно жениться на христианках.

– А про меня ты подумал? А нам можно выходить замуж за мусульман?

– Я знаю, что христианки выходят замуж за мусульман. У меня есть несколько знакомых женившихся на христианках. Я знаю человека, который женился на иудейке.

– Выходят, но венчаться не могут.

– Можно быть счастливым и без венчания. Ведь так?

– Для нас венчание – это благословение Божие. Понимаешь? Для христиан это недопустимо, то есть для тех, кто это осознаёт.

– Понимаю. Ну хорошо, я согласен, давай повенчаемся.

– Ты не понимаешь. Ты не можешь венчаться, пока являешься мусульманином. Для этого нужно быть крещеным. Без крещения нельзя.

– Ну хорошо, я крещусь.

– Но для этого тебе придется отречься от своей религии.

Она посмотрела ему в глаза. Он молчал и тоже смотрел на нее.

– Ты готов отречься от ислама ради меня?

– Ты просишь меня отречься от религии моих родителей, моих предков ради тебя? Ты знаешь что это для меня значит?

– Нет, я не знаю что это для тебя значит, могу только догадываться. Но, главное, чтобы ты это знал и понимал.

– Но мы можем быть счастливы оставаясь каждый в своей вере, ведь так?

– Ты чего-то боишься?

– У меня ревностные родственники. Если я стану христианином, они не поймут меня.

Но Ольга не поняла истинного смысла этих слов:

– А для тебя так важно их мнение? Ведь это твоя жизнь, а значит только твой выбор.

– Да, – он обнял ее, – это мой выбор.

Он не стал объяснять ей всех деталей, так как подумал, что сейчас не время.

– Так это значит «да»? – она испытующе посмотрела на него.

– Слушай, а ты была когда-нибудь в кинотеатре 4D? Это так увлекательно. Ты просто обязана там побывать.

Он увлек ее за собой, и они обнявшись пошли по улице, а разговор перешел совсем в другое русло.

Жизнь продолжалась. Ольга всеми силами пыталась понять волю Божию. Она молилась, ставила свечи, заказывала молебны. Однажды на исповеди она спросила священника, угодна ли Богу ее дружба с мусульманином?

– Смотря что ты называешь «дружбой».

– Именно дружбу, – пояснила Ольга.

– А почему ж не угодна? Дружить можно с человеком независимо от его религиозной позиции. Если, конечно, этот друг ведет себя корректно, не преследует корыстных целей и не навязывает своих взглядов. Другое дело создавать с ним семью. Вот тут стоит подумать, желаешь ты, чтобы твои дети были воспитаны в исламе и кричали каждый день – Мама, Аллаху акбар! или нет? Потому что, скорее всего, ты не сможешь воспитать их в Православии.

– Нет, батюшка, он готов и венчаться, и креститься.

– Ну если он готов оставить ислам, тогда можно предположить, что тут у нас настоящая любовь. – священник улыбнулся. – Молись, чтобы Господь вразумил тебя. И ни в коем случае не предпочитай человека Христу. Отречение от Христа ради человека, пусть даже и любимого – недопустимо!

Весь оставшийся вечер Ольга думала над этими словами.

Однажды к ней позвонили. Она открыла и увидела на пороге Ахмата, который решил зайти к ней с несколькими своими друзьями.

– Знакомься, это Тимур, Эльдар и Наиль, – представил он своих друзей. – А это Ольга.

– Очень приятно, – ответила Ольга.

Она предложила им чаю и они некоторое время сидели на кухне и разговаривали на отвлеченные темы. Иногда мужчины начинали говорить на непонятном для Ольги языке. Она, хотя и не понимала смысла слов, но чувствовала, что разговор идет о ней. Было неприятное чувство, когда говорят о тебе, но что говорят – непонятно.

Когда друзья Ахмата ушли, он сказал:

– Они интересуются, когда ты собираешься принимать ислам?

Ольга удивилась и даже испугалась. Он заметил это и, приблизившись, взял ее за руки:

– Не бойся. Все нормально. Просто в исламе, хотя и разрешается жениться на христианках, но все-таки лучшим признаётся женитьба на мусульманке. А если на христианке, то очень желательно, чтобы она со временем приняла религию мужа.

– Но я не собираюсь принимать ислам! – возразила Ольга.

– Я знаю. Я им так и сказал.

– А они что?

– Да ничего. Ты чем сегодня вечером занимаешься? Пошли в кино.

Была среда и Ольга отказалась. И тут у нее возник вопрос:

– А ты ходишь в мечеть на свои службы?

– Не всегда. Иногда хожу. Я не такой ревностный, как мои родители. Понимаешь? Мы не раз ругались по этому поводу.

– Но ты ведь веришь в Бога, да?

– В Бога я верю, только не знаю, Аллах ли этот Бог. Я уже изучал иудейскую и христианскую литературу и все пытался понять – какой же Бог на самом деле.

– И что ты понял?

– Не много, но ваше учение для меня ближе. Быть сыном и другом Божиим, по-моему, гораздо привлекательнее, чем навсегда оставаться Его рабом. – он улыбнулся.

– Так почему до сих пор не перешел в христианство если оно тебе всегда импонировало, чего ты ждешь?

Ахмат задумался. Потом посмотрел на нее и сказал:

– Наверно, я ждал тебя. – он обнял ее, – Может быть мне нужен был стимул?

– А не хочешь сходить в воскресение на нашу службу? – она пожала плечами, – Ну так, в качестве экскурсии.

– А можно, в смысле, это разрешается?

– А мы в претворе постоим, нас никто и не заметит.

Он согласился.

Вечером Ольга горячо молилась о том, чтобы Господь открыл его сердце, коснулся Своей благодатью и как Сам знает, привел к познанию истины.

В воскресение они вместе были в соборе. Это был не первый раз, когда Ахмат бывал в православном храме. Но сейчас все было немного по-другому. Он был со своей девушкой и его намерения все силнее обнаруживали себя. Его никто не заставлял, его выбор был непринужденным. Ольга была вне себя от радости. Она шепотом объясняла ему какие-то вещи, рассказывала о чудотворных иконах, о крестном знамении, о помощи святых, так как ислам решительно отвергает и иконы, и святых, и вообще понятие святости как такового не знает.

По окончании службы они вышли из храма.

– Что скажешь? – Ольга осторожно посмотрела на него. – Есть разница с мечетью?

– Разница есть – ответил Ахмат, – я чувствую живое общение с Богом. Это общение не одностороннее, но двустороннее. Это – диалог. В ваших храмах присутствует что-то вечное, живое.

– А в исламе этого нет?

– Я никогда не слышал ответ Бога при совершении намаза. Все было чисто механически – фразы-поклоны, фразы-поклоны.

Когда они спустились с паперти к ним подошли двое мужчин. Они обратились к Ахмату на каком-то незнакомом для Ольги языке.

– Здравствуй брат. Ты что здесь делал?

– Я был со своей девушкой. Ты разве не знаешь, что она христианка?

– Я знаю, но быть с ней в христианском храме было совсем необязательно. Почему-то в пятницу тебя не было на общей молитве, зато в воскресение ты был на христианской службе. Тебе не кажется это странным? Отцу все это не понравится.

– Отцу никогда не нравилось, что я делаю.

– Так может что-то надо поменять?

– Слушай, брат, если мне будет нужен твой совет, я дам тебе знать.

– Будь осторожен, брат, не делай ошибок.

Ольга хотя ничего и не понимала, но все равно стояла и мило улыбалась. Незнакомцы иногда посматривали на нее, но разговаривали только с Ахматом. Наконец, они ушли.

– Кто это был?

– Это были мои братья.

– А чего они хотели?

– Они проявляли живой интерес к моей личной жизни.

– В смысле, к личной?

– Не бери в голову. Я с этим разберусь.

Ольга тогда не понимала всех последствий и этого разговора, и вообще выбора Ахмата. Но все шло по Богом указанному пути и свернуть с этого пути они были не в силах.

Прошло еще несколько месяцев. Ахмат уже несколько недель ходил на курсы для оглашенных и готовился к принятию крещения. Они решили сначала расписаться, потом крестить его и затем венчаться. Священник, к которому они обратились, одобрил такое решение и сказал, что оно не противоречит церковным правилам.

Однажды вечером, когда Ольга была дома одна, в дверь позвонили. Открыв, она увидела привлекательную девушку. На ней был традиционный для исламских женщин хиджаб и по всему было очевидно, что она мусульманка.

– Здравствуй. Ты Оля?

– Да.

– Меня зовут Руфина. Я сестра Ахмата. Можно войти?

– Да, конечно. – Ольга распахнула дверь шире приглашая гостью внутрь.

– Чаю?, – предложила хозяйка.

– Не откажусь.

Когда чай был готов и они сели за стол, Ольга перекрестила трапезу. Руфина заметила это и улыбнулась, но ничего не сказала.

– Я просто хотела познакомиться, – начала гостья, когда они сидели за чаем. Похоже, у вас с Ахматом все серьезно.

– Я надеюсь, что да, – улыбаясь ответила Ольга.

– Я еще не видела брата таким счастливым, – Руфина откусила шоколадную конфету, – ты, кажется, хорошо на него влияешь.

– Наверно, это любовь, – предположила Ольга. – Все влюбленные меняются и внешне, и внутренне. Я очень хотела бы, чтобы это правда была любовь.

– Наверно, так и есть, – согласилась гостья. А что ты думаешь о его религии, у вас ведь, кажется, нельзя за мусульман? Вы ведь планируете создавать семью? Или я форсирую события?

– Да, планируем и у нас действительно не рекомендуют такие связи.

– У нас, вообще-то тоже, – уточнила Руфина.

– Странно, – удивилась Ольга. Ахмат сказал, что можно.

– Можно, но не рекомендуется. А если родители заметят риск того, что их сын может уклониться в религию будущей жены, то вообще могут запретить такой брак. Он тебе сказал об этом?

– Вообще-то нет, не сказал.

– Благословение родителей у нас очень много значит при заключении брачного договора. Никакой сын никогда не пойдет против своего отца в этом вопросе. А провоцировать родителей на гнев – это большой грех в исламе. Это все равно, что прогневать Аллаха.

– Благословение и у нас много значит, – сказала Ольга отпивая из чашки. – У нас не только родители благословляют своих детей на брак, но еще и духовный отец должен благословить. Так что у нас сложнее, так как нужно заручиться, как минимум, тройным благословением, – Ольга улыбнулась. После небольшой паузы она сказала:

– Ты знаешь, а ведь Ахмат не сразу сказал о том, что он мусульманин, а только спустя несколько месяцев. – она откусила конфету. – Может быть это и к лучшему, потому что если бы сразу, то не знаю решилась бы я на какие-то отношения с ним, так как ислам не лучший вариант для меня.

Руфина удивленно посмотрела на нее.

– Ты что-нибудь знаешь об исламе, – спросила она разворачивая другую конфету.

– Немного, – ответила Ольга, – но того, что знаю мне достаточно.

– И что ты знаешь?

– Знаю, что мужчинам у вас разрешается иметь гарем, а женщинам этого нельзя.

Руфина звонко засеялась.

– Да брось! Мы с тобой живем в цивилизованной стране, а здесь мужчины имеют только по одной жене. К тому же российское законодательство не позволит им иметь по несколько жен одновременно. Вот если бы правительство России было мусульманским, тогда возможны какие-то изменения в этом плане.

– Кошмар!, – сказала Ольга, – я надеюсь, что правительство нашей страны никогда не станет мусульманским. Разве тебе хочется быть второй или четвертой женой у своего мужа? Где ваше чувство собственного достоинства?

– Это повеление Аллаха и мы не можем ему противиться.

– Ты меня извини, но какое-то странное отношение у вашего Аллаха к женскому полу. Какая-то несправедливость. Тебе не кажется?

– Нет, не кажется. Мужчина имеет на это право.

Они замолчали и пили чай молча. Через какое-то время Руфина сказала:

– Говорят, вы ходили в ваш храм на службу?

– Да, ходили. Но не то, чтобы на службу, я просто провела ему небольшую экскурсию. Ведь это не запрещено в исламе?

– Нет, не запрещено. Но правильнее было бы ему провести для тебя экскурсию в мечети.

– Нет уж, спасибо, – Ольга выставила вперед ладонь, – все, что надо я в Интернете узнаю.

– Как знаешь. Я просто хотела как лучше, – Руфина допила чай и встала. – Я ведь люблю своего брата и хочу, чтобы он был счастлив. А счастлив он может быть только в истинной религии ислам. Наш отец был бы рад видеть у своего сына жену мусульманку. Понимаешь? – Руфина хитро посмотрела на Ольгу.

– Я понимаю, но ничем помочь не могу. Он сам сделал свой выбор, его никто не принуждал, ведь так? А раз выбрал христианку, значит так тому и быть.

– Мы ведь будем с тобой, как сестры, – продолжала Руфина. – А чтобы нам разговаривать на одном языке и смотреть на мир одними глазами, мы должны одинаково верить, одинаково молиться. А жена-иноверка это, своего рода, пятно на нашу семью.

Ольгу все это начало утомлять. Она почувствовала какое-то психологическое давление со стороны гостьи.

– Просто не надо проводить Ахмату никаких экскурсий по христианким храмам, ладно? Иметь единоверной сестрой такую симпатичную девушку, как ты, мне было бы очень приятно. Я надеюсь, что Ахмат откроет тебе истину и укажет правильный путь к Аллаху. Спасибо за чай.

Руфина развернулась и вышла из квартиры.

Ольга долго сидела и обдумывала разговор. Она поняла, что Руфина приходила совсем не для того, чтобы познакомиться с ней, а чтобы уговорить ее перейти в ислам. Понятно, что она это делает из благих побуждений, желая порадовать отца и осчастливить брата, но она не знает их планов и того, что Ахмат настроен совсем на другое. Ольга решила пока не рассказывать Ахмату про этот визит его сестры, чтобы не расстраивать. Она сделала для себя все выводы и стала еще горячее молиться, чтобы Господь утвердил его в принятии верного решения.

Наконец наступил долгожданный день свадьбы. Поскольку Ахмат решил ограничиться государственной регистрацией и не проводить обряд никяха в мечети по мусульманскому обычаю, то его родня увидела в этом нехороший знак и не приняла участие в мероприятии. Ольгу это удивило, а вот Ахмат, на ее взгляд, выглядел спокойным и даже, как-будто, был к этому готов. Ввиду всего этого регистрацию было решено провести в неторжественной обстановке и без колец. Кольца откладывались для венчания. Мама Ольги была в курсе их непростой ситуации и потому лишних вопросов не задавала. Она уважала выбор своей дочери и искренно желала им счастья.

Они решили не съезжаться вместе до венчания, чтобы не создавать повода для греха, так как без венчания оба признавали гражданский брак неполноценным.

Прошло еще несколько дней. И вот настал момент истины – Ахмат в храме стоит в белой срачице и проходит чин отречения от ислама.

– Отрицаюся сих всех и проклинаю я, – вновь и вновь отвечает он на очередной вопрос священнослужителя. Священник указывает на Мухаммеда и его учение, перечисляет его родственников и жен по именам, называет Коран и всех лживых турецких учителей. И на каждый пункт слышит решительное – Отрицаюся сих всех и проклинаю я.

Наконец отречение от ислама закончилось и началось Крещение. Ахмат стоит с горящей свечей в руке и сам читает Символ веры, который еще не успел выучить наизусть.

– Крещается раб Божий Андрей во Имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святаго Духа. Аминь. – произнес священник.

Ольга ликовала. Она снимала на видеокамеру все происходящее. И вот таинство Крещения закончено. Ахмат-Андрей стоит перед амвоном и слушает напутственное слово. Слезы радости бегут по его щекам, он и не пытается их сдержать. Казалось, что вся обстановка в храме ликует вместе с ним, каждая икона, каждая свеча. Сердце учащенно бьется и устремляется ввысь вслед за словами пения церковного хора. Батюшка говорил, что все Небо сейчас торжествует о его душе, вернувшейся наконец к своему Небесному Отцу. Ольга подошла и взяла его за руку. Андрей посмотрел на нее и увидел, что она тоже плачет от радости. Но ни он, ни она не заметили, что среди присутствующих находился родственник Ахмата, который незаметно снимал все на камеру.

– Ты теперь христианин, – сказала Ольга, когда они вышли на улицу, – Не жалеешь об этом?

– Ты спрашиваешь не жалею ли я? Я только сейчас увидел свет в конце тунеля, только сейчас обрел смысл жизни. Я не только не жалею, но спрашиваю себя почему я так долго этого ждал? Хотя я понимаю почему так долго ждал. Ведь ты не знаешь, чего мне стоило сделать этот выбор.

Ольга действтельно до конца не понимала этого, но вскоре она все поймет.

А на следующий день было первое причастие. Это был самый волнующий день в жизни Андрея. Новые и таинственные переживания наполнили его. Весь тот день он ликовал и прославлял воскресшего Бога.

Однажды вечером Андрей после работы подвез ее до дома. Когда они поднялись на этаж, то заметили у ее двери коробку.

– Что это такое, – Ольга подняла коробку и открыла дверь. Когда они вошли, то открыли анонимный подарок. Внутри оказалась книга и длинный кривой нож.

– Что это? – Ольга насторожилась. Содержимое посылки показалось ей нехорошим.

– Это предназначается для меня. – Андрей сел на стул и задумался. – Они все знают.

– Кто знает и о чем? – недоумевала Ольга.

– Моя родня знает про мое крещение.

– А ты разве не сказал им? И что это за книга с ножом? Что-то не совсем похоже на свадебный подарок.

– Ну почему же, – Андрей улыбнулся, – нож сгодится для кухни, а книга для растопки печи, если бы она у нас была.

Он закрыл коробку, обнял свою жену и поцеловал ее.

– Не бери в голову, это просто семейные шутки такие.

Ему удалось ее несколько успокоить, но что-то все равно не давало покоя чуткому женскому сердцу. Андрей не сказал ей, что за уход из ислама по шариату полагается смертная казнь, и эта посылка говорила о том, что ему дано три дня для выбора – либо он выбирает Коран, то есть остается в исламе, либо нож. Тот родственник показал его отцу видеозапись отречения его сына, что привело в гнев его родителя, который был ревностным мусульманином и известной личностью в своих кругах. Он не мог оставить без наказания своего сына-отступника. Андрей знал, что своим решением навлекает поношение на свою семью. И в этой ситуации он не думал о себе, но боялся и болел душой за Ольгу. Однажды он даже предлагал ей уехать куда-нибудь вместе. Но она не понимала для чего это нужно. К тому же и ехать было особенно некуда. В то же время он понимал, что вечно скрываться не получится, да и не хотелось и необходимы какие-то радикальные меры. А какие – он для себя уже давно решил.

Шел пост и венчание пришлось отложить на неделю до окончания поста. Тем вечером Ольга «сидела» в Интернете и рассматривала свадебные платья. Ей нравилось сочетание белого с розовым, но очень не нравились цены, которые больно «кусались». Вдруг зазвонил телефон. Ольга перепрыгнула через кровать и взяла трубку. На дисплее светилось улыбающееся лицо Андрея и горела надпись – Муж.

– Привет любимый.

– Привет родная. Послушай меня внимательно. У меня нет времени. Я просто хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя и всегда буду любить. Я полюбил тебя еще при той нашей первой странной встрече и больше никого не впускал в свое сердце. Оно насегда останется твоим. Я знаю, ты встретишь другого, хорошего человека, который станет твоим мужем.

Ольга насторожилась. Внутри стало тревожно от этих слов.

– Что? Андрей, ты о чем?

– Подожди не перебивай. Я знаю, что ты все поймешь потом. Я не мог просто взять и уехать. Они тогда решили бы выплеснуть свою злобу на тебя, а подвергать тебя опасности я никак не мог.

Ольга с трудом разбирала его слова, так как голос мужа сливался с каким-то шумом на том конце провода.

– Андрей, что там происходит у тебя? Я сейчас приеду.

– Нет, Оля не приезжай. Просто знай, что я люблю тебя. И еще, не останавливайся, живи дальше, у тебя еще все впереди. Прощай.

– Андрей, подожди, Андрей, – кричала она в трубку и все еще не могла ничего понять.

Закончив говорить, Андрей не успел выключить телефон. Его у него выбили из рук. Он укатился под диван и оставался включенным. Перестав кричать, Ольга прислушалась. Она услышала знакомые голоса, которые слышала раньше. Это его братья, – подумала она, но разобрать что они говорят она не могла.

– Ну ты что, брат, не рад нас видеть? Ну и что ты решил? Ты хочешь покаяться?

– Я уже покаялся в заблуждении всей своей жизни и возвращаться не собираюсь.

Андрей говорил по-русски и Ольга поняла только его слова.

– Значит пророк Мухаммед (мир ему) придумал заблуждение и все мусульмане заблуждаются? Так?

– Да, вы все заблуждаетесь. Я проклял вашего пророка вместе с его книгой. Это и было моим покаянием. Другого покаяния не будет. Христос – Спасение, а Мухаммед – лжец!

Ольга услышала шум, похожий на борьбу, после чего раздался крик. Это кричал Андрей.

Она накинула верхнюю одежду, прыгнула в кроссовки и выбежала из квартиры. На улице ей удалось остановить машину. Подъехав к его дому, она вбежала в знакомый подъезд и взлетела на третий этаж. Дверь его квартиры оказалась выбитой, а замок висел на одном болте. Вбежав в гостинную, она закричала. Андрей лежал посреди комнаты в луже своей крови. У него было перерезано горло. Его глаза были открыты, а взгляд устремлен куда-то ввысь сквозь потолок. Она упала ему на грудь и еще долго кричала и плакала. Ольга и не заметила, как сбежались соседи и приехала полиция. Мысли путались и всё превратилось в какой-то сплошной кошмар. Полицейские задавали ей какие-то вопросы, но она их не слышала. Сознание отказывалось воспринимать реальность и Ольга сидела на земле и смотрела пустым взглядом в одну точку. Время, казалось, остановило свой ход, а жизнь потеряла смысл.

Позднее Ольга расскажет священнику свой последний разговор с мужем и впервые узнает о том, что мусульмане живут по беспощадному закону – шариату, который повелевал всех впускать в ислам, но никого не выпускать. Она еще долго будет думать об этом и жалеть несчастных мусульман, которые давно разочаровались в исламе, но не могут оставить его из-за строгих принудительных норм исламского законодательства.

Вскоре все христианское население города и области узнает о мужественном и честном поступке раба Божия Андрея, явившего всему исламскому миру пример истинной свободы выбора. Это долго будут обсуждать в новостях и передачах, в блогах и на форумах. Мусульмане будут спорить с христианами отстаивая свою веру и духовную свободу. Они так и не захотят увидеть, а точнее, признать очевидное – свою полную зависимость от шариата и неспособность жить в соответствии со своим выбором.

На мужском семейном совете семья Ханыковых решит снять пятно позора со своей семьи устранив не только своего сына-изменника, но и его жену-христианку. Но когда один из братьев с этой целью направится к Ольге, то попадет в аварию и сгорит живьем в своем автомобиле. Отец братьев решит, что женщину-христианку охраняют огненные духи – джинны и велит оставить ее в покое.

Но Ольга никогда не узнает об этом. Через несколько лет она удачно выйдет замуж за христианина и проживет долгую и счастливую жизнь. У нее будут дети и внуки. Она всегда будет восхищаться поступком Андрея, который сознательно пошел на смерть, сознательно сделал свой выбор в пользу Евангелия, невзирая на ожидающие его последствия. И нисколько не будет жалеть о их встрече и столь недолговечном знакомстве, так как ясно осознает Промысел Божий и свою роль в этой истории, а именно – подтолкнуть Ахмата к принятию этого непростого решения. Решения – выбрать жизнь.

«Жизнь и смерть предложил я тебе сегодня, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты...» (Второзаконие глава 30 стих 19).

Иеромонах Роман (Кропотов)