Призвание (притча) (иером.Роман (Кропотов) читает автор)

Призвание (притча) (иером.Роман (Кропотов) читает автор) 27.01.2015

Призвание (притча)

Когда-то очень давно жил на свете баран. Все бараны как бараны, но этот был не простой; он никак не мог найти покоя в жизни. Уже с детства его волновали разные вопросы, например: в то время, как всё стадо мирно пьет из водоема, этот баран размышляет откуда течет и куда утекает эта река. В то время, как всё стадо привычно и без лишних мыслей отдавало свое руно хозяину, наш пытливый герой задумывался о своем предназначении в этой жизни. «Неужели я рожден только для того, чтобы отавать свою шерсть?, – думал баран – Коровы и козы дают молоко, овны – руно. И это все, на что мы способны?!», – недоумевал он.

Размышляя таким образом, он додумался до того, что в его жизни есть какая-то более важная цель, которую ему необходимо понять и отыскать. Почему-то решив, что в своем загоне нет ничего жизненно важного и высокого, он, во время очередного выгула, отошел от стада и пошел куда глаза глядят.

– В чем же смысл жизни, в чем мое призвание? – задавался он вопросом. Но ответов пока не находил. Он долго шел вдоль реки, как вдруг увидел на ней запруду из веток. Помня, насколько важна вода в их жаркой местности, наш незадачливый овен подумал: «Быть может в этом мое призвание, может быть я рожден для того, чтобы очистить течение реки?»

Недолго думая он сбежал по берегу к руслу реки и сходу схватил зубами первую попавшуюся ветку. Он вытянул ее на берег и опять бросился в воду. Через час запруда была разобрана и река вновь продолжила свой легкий бег.

Утомившись от работы, наш барашек сидел на берегу и смотрел в воду. На глубине метались рыбешки, а шум воды успокаивал слух. «Слишком просто, – думал он. – Не похоже, чтобы ради этого я жил». Хотя свободное течение реки доставляло ему радость и удовлетворение, но что-то все равно не давало ему покоя. Дело всей его жизни представлялось ему чем-то более серьезным и важным.

Заметив неподалеку одну гору, он решил взобраться на нее, чтобы свысока обозреть местность. «Находясь в этой низине, – размышлял баран, – я не вижу ничего, кроме этой пустыни. Возможно где-то неподалеку и есть то, ради чего я живу. Но увидеть это можно будет только с горы». И он направился туда.

Но не успел он еще отойти от реки, как заметил на другом берегу леопарда. К его несчастью зверь тоже заметил его. Барану еще не приходилось встречаться с леопардом, и он не знал что это за зверь. Но что-то в его облике настораживало и пугало нашего проницательного искателя. Леопард быстро подбежал к реке и жадно уставился на барана с той стороны, однако в брод не пошел. Овен не долго думая бросился бежать вдоль берега. Леопард рысью пустился за ним. Он периодически посматривал на испуганного óвна и прикидывал где бы пересечь реку. Барашек совсем забыл про цель своего путешествия и думал только о том, как бы унести свои короткие бараньи ноги. Он то и дело спотыкался, задевая копытами о камни и в такие моменты жалобно блеял.

Но вот впереди показалось очень узкое место – один берег был совсем рядом с другим, и барашек приготовился к самому худшему. Леопард тоже заметил это место и припустил ходу. Но когда он уже был готов к прыжку, вдруг острая стрела вонзилась хищнику в бок, отчего он кубарем покатился по берегу.

Замедлив ход, овен остановился и посмотрел на раненого леопарда. Зверь катался в облаке пыли и пытался уползти от своих охотников. Барану стало его жаль; он уловил его скорбный, исполненный боли взгляд. Но тут же подумал, что и он сам является неплохой добычей для них и вновь бросился бежать.

Наконец, он подошел к самому подножью желанной горы. Солнце стояло в зените и было очень жарко. Баран проголодался и начал искать какую-нибудь растительность.

Прошел еще час. Баран уже давно поднимался по крутым каменистым склонам горы, периодически пощипывая попадавшуюся ему траву. Вдруг он заметил на одном из склонов лежащего горного козла. Бедняга сорвался с утеса и долго катился по каменистому склону. Он переломал себе ноги и ушибся чуть ли не до смерти. Баран весь так и загорелся: «Вот оно мое призвание!» – подумал он и направился к козлу. Когда он подошел близко, козел заметил его и насторожился. Баран старался всем своим видом показать свои благие намерения, но козел насупился и сделал угрожающий жест своими огромными рогами. Овен остановился и задумался. Он лег на землю и стал с жалостью смотреть на умирающего, но не сдающегося козла.

– Наверно это был великий воин, – подумал баран. – Почти мертвый, лежа на жаре, он продолжает демонстрировать силу своего духа!

Через какое-то время баран вновь поднялся и приблизился к козлу. Тот уже не сопротивлялся и только беспомощно наблюдал за бараном. Лишь подойдя вплотную баран заметил, что козел бесшумно плачет – слезы боли и безысходности сбегают по его волосатой морде. Овен лег рядом с ним и стал лизать одну из его сломаных ног. Козел закрыл глаза и успокоился поняв намерения барана.

Прошло какое-то время, и баран каким-то чутьем понял, что козел умер. Он толкнул его мордой в бок, но тот не пошевелился. Тогда он полежал еще несколько минут рядом с ним и пошел дальше к верху горы.

Он грустил, но вместе был доволен собой. Какое-то чувство переполняло его баранью душу. «Неужели я не зря жил? – задавал он себе вопрос. – Я упокоил умирающего козла! Если бы он выжил, то был бы мне очень благодарен». Еще через минуту он подумал: «Но если я выполнил свое жизненное предназначение, тогда зачем я поднимаюсь на гору?» Какое-то время он шел и пытался найти для себя ответ. И вдруг вспомнив про реку, которую он очистил, баран подумал: «Но может быть у меня не одно призвание в жизни, что если кому-то еще нужна моя помощь?» Успокоив себя таким образом он продолжил свое восхождение.

Спустя какое-то время баран поднялся на ровную площадку. Он огляделся. Отсюда открывался замечательный вид на долину и горы. Баран устремил свой взгляд вдаль, но ничего не увидел; высота была еще не достаточна для полного обзора. Он уже собрался дальше в путь как вдруг заметил зеленеющий куст. Не долго думая баран подошел к нему и стал щипать сочную листву. «Жизненное предназначение – это конечно хорошо, – думал он причмокивая от удовольствия, – но такого куста я здесь еще не скоро найду». Листья издавали приятный запах и были необыкновенно вкусные. Наконец, обглодав куст снаружи, он просунул голову внутрь куста и продолжал свою трапезу. Ветки были упругие и с трудом поддавались его бараньей силе. К тому же очень мешали рога, которые постоянно цеплялись. Однако желание утолить свой сильный голод воодушевляло и придавало ему сил.

Наконец насытившись, он решил закончить трапезу. Ему пришло на мысль немного полежать на этом выступе любуясь головокружительной высотой гор. Но не тут-то было. Голова прочно застряла в кусте, рога зацепились за упругие ветки и не отпускали от себя. «Вот так незадача, – подумал он, – не хватало еще тут застрять. Меня ждут великие дела и у меня совсем нет времени сидеть в этом кусте». Но как ни старался он освободиться, у него это не получилось, и наш овен без сил опустился на землю.

Прошло совсем немного времени, как вдруг неподалеку раздались чьи-то шаги. Баран насторожился. «Неужели охотники выследили меня», – мелькнула тревожная мысль. Но вдруг из-за холма показались две человеческие фигуры. Когда они подошли ближе, баран разглядел их: это был почтенный старец с юным отроком. Было видно, что старец утомился от пути и пересиливая усталость опирался на свой посох. «Наверно он куда-то стремится попасть, – подумал баран, – если невзирая на свою старость забрался на такую высоту. Может быть он тоже ищет свое призвание в жизни?» Отрок выглядел менее уставшим. Он шел позади старца и нес на себе охапку хвороста.

Баран успокоился, так как не заметил при них ни лука, ни стрел, ни копья. Почтенный старец всем своим видом внушал доверие, и баран подумал, что увядя его в таком плачевном положении, эти добрые люди сжалятся над ним и высвободят его.

Они остановились и было видно, что их путешествие закончилось, так как старец сел на землю, а отрок сложил хворост.

Далее всё произошло так, как предполагал и надеялся баран – люди действительно высвободили его, но для другой цели. Наш овен так никогда и не узнает, что на этой горе ему посчастливелось повстречаться с патриархом Авраамом и его сыном Исааком.


Мораль сей притчи не сложна:


Призвание свое понять

Мы от рожденья призваны

Но свою волю совмещать

Мы с волей Божией должны


Ты приложил трудов сполна

Чтоб волю Бога знать полней,

Но не скорби если она

Не соответствует твоей.


Мы ищем Господа порой

В делах, которые важны,

Но Промысел о нас с тобой

С другой приходит стороны.

Иеромонах Роман (Кропотов)

6 мая 2013г.

***