Зацеперы: крутизна в обмен на жизнь.

Зацеперы: крутизна в обмен на жизнь. 09.06.2014

    «Что случилось в день, когда ты упал?» - «Меня ударило электро-ящиком, слетел на полном ходу в тоннеле». Зацеперы — в основном подростки до 18 лет - в поисках острых ощущений катаются на крышах вагонов и вагонных сцепках электричек и скоростных поездов. Часто – со смертельным исходом.

    По оперативным данным транспортной полиции, в прошлом году на железной дороге травмы различной степени тяжести получили более 250 несовершеннолетних, из них 114 со смертельным исходом.

    Существует несколько подвидов трейнсёрфинга (или зацепинга): фронт-зацеп — это езда спереди, под носом машиниста, в слепой зоне, классический зацеп — езда сзади и руфрайд — езда на крыше поезда. Метрозацеп — отдельный вид. Совершить зацепинг в метро — самое опасное приключение в жизни зацепера, часто последнее в жизни. Последний случай гибели зацепера зафиксирован в мае 2014-го. На станции Люблино 17-летний парень прыгнул с козырька платформы на вагон и получил удар током. 

    В метрополитенах РФ трейнсёрфинг напрямую не запрещён, он обычно расценивается как самовольное проникновение посторонних лиц в производственные помещения (в данном случае — в тоннель), что в свою очередь является нарушением и обычно предусматривает наложение штрафа в размере от 100 до 1000 рублей. Самые крупные штрафы действуют в метрополитене Санкт-Петербурга — от 500 до 3000 рублей. 

    А проезд снаружи поездов на железных дорогах наказывается штрафом в размере всего 100 рублей, проезд снаружи трамваев и безрельсового транспорта — 200 рублей! Почти ничего. Железнодорожные компании и правоохранительные органы неоднократно заявляли о неэффективности столь малого штрафа, предлагалось увеличить штраф до 5000 тысяч, ввести административный арест на срок до 15 суток, однако пока все остается по-прежнему.

    — Нужно ввести штрафы как в Германии в несколько тысяч евро, — считает Дмитрий, студент по специальности метро- и тоннелестроение, создатель и руководитель одного из крупнейших сообществ любителей метро.

    Но пока зацеперов способна остановить только серьезная травма. Сегодня зацепинг — это молодежное движение со своим уставом, традициями, негласными правилами этики, языком общения. Многочисленные группы трейнсёрферов общаются в Интернете, создают сообщества — только ВКонтакте несколько десятков групп зацеперов по различным направлениям следования поездов РЖД. 

    Молодые люди рассматривают зацепинг как один из экстремальных видов спорта, «экстрим для бедных», как говорят сами зацеперы. 

    Тим Новицкий, 3 года: Мы этим занимаемся для экстрима, для ощущения безграничной свободы и яркости жизни.

    Никита Герасимов, стаж зацепера 2, 5 года: Занимаюсь ради адреналина, чтобы убить время и когда нужно куда-то поехать, ибо считаю, что в вагоне жарко, душно, контролеры, бомжи, давка, алкаши. Снаружи же прохладно, весело, душа поёт в общем.

    Слава Кочнев, 6 лет: РЖД слишком обнаглело, задрав цены на проезд, а в некоторых местах полностью отменив электрички, и другой возможности доехать задёшево нет.

    Дима Олейник, 1 год: Потому что, очень сильно нравится ЖД транспорт, этот запах. Заодно решил разнообразить как-то свою обыденную жизнь.

    Костя Ярославский, 5 лет: Для меня это ни в коем случае не хобби, а способ проезда. Катаюсь в основном на электричках, но по выходным занимаюсь трейнхопом — это проезд на товарном поезде, для меня это что-то вроде путешествия и развлечения в выходной.

    Некоторые параллельно занимаются чем-то еще: парашютный спорт, паркур, билдеринг — все, что связано с высотой, скоростью, риском. 

    На просторах Интернета я познакомилась с одним из героев новостных лент 2012 года — Артемом Першиным. Парень получил тяжелые травмы между станциями «Площадь Ильича» и «Авиамоторная», тогда ему было 17. Сегодня Артем вспоминает об опасном увлечении с усмешкой: «нечем мне гордиться»:

    —Зацепер всегда ставит цель быть как можно круче. Поэтому часто и погибает. 

    — Где таится основная опасность, ток?

    — Ток там не страшен, страшно в метрополитене это негабариты (светофоры, гермодвери, знаки, электроящики), все травмы которые происходили там — это удар об негабарит. В данный момент у меня лежит друг с травмой головы.

    — А как реагирует полиция?

    — С полицией и локомотивными бригадами стычки у меня конечно были. Когда меня ловили, обращались хорошо, проводили беседы, говорили, что надо ценить жизнь — другой не будет. Локомотивные бригады только сгоняли с крыш, грозясь дать по шеям. Но их можно понять, ведь они же потом вытаскивают трупы таких людей. Пассажиры тоже разные бывали. Некоторые восхищались, некоторые крутили пальцем у виска. Бывало даже и обстреливали. Вообще сотрудники работают хорошо, хотя не помешало бы чаще смотреть в камеры. Еще могу посоветовать поставить радары чтобы просматривать хвосты вагонов. 

    — А что случилось в тот день, когда ты упал?

    — Я травмировался в 2012 году 25 сентября. Пытался совершить проезд на хвостовом вагоне, но вылез в бок состава из хвоста, и меня ударило электро-ящиком, слетел на полном ходу в тоннеле. Получил такие травмы: обширная рвано-ушибленная рана правой пояснично-крестовой области, открытый многооскольчатый перелом гребня правой подвздошной кости, разрыв пояснично-подвздошных и пояснично-крестовых групп мышц, ушиб лба. 

    Артем демонстрирует фотографии ранений, зрелище жуткое. Спрашиваю почему Артем бросил зацепинг, из-за травм?

    — Повзрослел. Не стоит рисковать своей жизнью ради такого, в первую очередь надо жалеть близких. Пустой риск — это дорога в некуда.

    Повзрослевший 19-ти летний Артем показывает мне видео прошлых зацеперских подвигов на You Tube: вот поездка на крыше электрички, между вагонами, под кабиной машиниста, на хвостовом вагоне метро. Ошибки молодости или повод для гордости? Артем чудом остался жив, но вряд ли его пример остановит жаждущих быть крутыми молодых мальчишек.

    Ребята утверждают, что ничего не случится если соблюдать технику безопасности, а именно: никогда не зацепляться в нетрезвом состоянии, не приближаться к токонесущим частям ближе чем на полметра, не ходить по движущемуся вагону, соблюдать правило трёх опор. 

    — Когда едешь на зацепе, — рассказывает Тим Новицкий, — у тебя должно быть три разных точки опоры, достаточно крепких, чтобы в случае потери любой, две остальные могли дальше обеспечивать безопасный проезд.

    «Умирают лишь те, кто лезут куда не надо, в основном — глупые школьники» - распространенный среди зацеперов миф. 

    Если бы все было так просто. В 2011 году погиб один из лидеров российских зацеперов — Григорий Лихтаренко, сорвался с крыши «Сапсана». Профессионал, наставник, всегда скрупулезно соблюдающий технику безопасности. Гибнут не только глупые мальчишки, любая ошибка может стоить трейнсёрферу жизни. 

    Молодые люди рассматривают зацепинг как один из экстремальных видов спорта, «экстрим для бедных», как говорят сами зацеперы. Некоторые параллельно занимаются чем-то еще: парашютный спорт, паркур, билдеринг — все, что связано с высотой, скоростью, риском. Устанавливая новые рекорды для себя, для друзей в сообществе, у зацеперов принято фотографировать или снимать на видео свои достижения. Вот тут и происходят срывы, когда притупляется чувство опасности, начинается игра на зрителя. Недаром найти на You Tube ролики с шокирующими кадрами гибели мальчишек — минутное дело. Опасная ситуация может возникнуть и по независящим от зацепера причинам: резкие рывки вагонов, резкое изменение погодных условий, обрыв поручней, провисание или обрыв контактной сети, поломка токоприёмников, столкновение поезда с посторонним предметом на пути следования и проч. Увеличивается возможность получения травм при сходе или запрыгивании на подножку поезда. 

    — Как правило травмы получают при сходе, — рассказывает Никита Герасимов, — я сходил на ходу, когда электричка уже была в нескольких метрах от станции и скорость её была примерно 10 - 20 км/ч. Коснувшись земли, споткнулся об рельсу и упал. У многих моих друзей были подобные случаи.

    Но все опасности кажутся молодым ребятам ненастоящими: пока что-то страшное не случилось конкретно с тобой, о плохом лучше не думать. Из десяти человек, только один задумывается о реальной возможности получить травму, о гибели: 

    — Точно остановит меня моя гибель или травма, не дай Господь, — говорит Алексей Колокольцев. — А пока не знаю, брошу ли я кататься даже после смерти друга. Пока, к счастью, судьба миновала. Быть может, через пару лет мне надоест это, и такое увлечение рассосётся само по себе.

    Жажда риска. Иногда кажется, что направь родители или внимательный учитель эту бесшабашную энергию в нужное русло, из ребят могли бы получиться летчики, спортсмены, экстремальные путешественники, такие как Федор Конюхов, например. Один из друзей Григория Лихтаренко в своей эпитафии погибшему товарищу сравнил его с Чкаловым: 

    «В нём каким-то чудом уживался безумный фонтан энергии со скромностью, простотой, честностью и заботой о других. В том мире, который нас сейчас окружает, столь необычному набору человеческих качеств весьма сложно найти какое-либо рациональное применение. Как назвать эти выходки? Хулиганство? Может и так. Но глядя на Гришины трюки, мне на ум каждый раз приходит чкаловский пролёт под мостом, да и прочее воздушное лихачество, за которое тот был неоднократно судим. Борьба с обыденностью… Не жилось спокойно, даже когда «применение» было… Из одного и того же материала были сделаны, вот я про что. Только куда с этим материалом здесь и сейчас?»

Мария СТРОГАНОВА

miloserdie.ru