Как создать образ милосердия в кино и рекламе?

Как создать образ милосердия в кино и рекламе? 21.06.2014

    18 июня в Москве, в Центре документального кино состоится награждение победителей и показ работ  открытого фестиваля короткометражных документальных фильмов «Милосердие.DOC». Всего на фестиваль прислали 115 работ, из которых для участия в фестивале были выбраны 36. Оцениваться фильмы будут в номинациях «Документальный фильм» и «Социальная реклама». Члены жюри фестиваля рассказали Правмиру, что  они думают о работах, присланных на фестиваль, по каким критериям оценивали их, какими видят документальные ленты  на социальную тематику. 

Недавно наведенный фокус 

    Марина Разбежкина, режиссер документального и игрового кино. Руководитель «Мастерской Марины Разбежкиной»: 

Marina-Razbejkina-295x200.jpg    - Мне кажется, что мы пока не умеем делать короткометражное кино на социальные темы. У нас нет киноязыка, чтобы рассказать о людях, проживающих какую-то иную жизнь, чем мы, требующих внимания государства и окружающих.

    Такой киноязык  и  практика подобных фильмов есть, например, в  Европе и США, потому что там давно люди с теми или иными особенностями находятся в сфере внимания и государства и общественности, в том числе – кинематографистов. А у нас только недавно на них стали наводить  фокус.

    В связи с тем, что государство практически не занимается людьми с инвалидностью, я считаю очень важным, что у нас сейчас развивается волонтерское движение. Но кинематографисты к нему пока не подключились.

    Поэтому во многих  присланных на фестиваль работах внимание сфокусировано на саму проблему, на человеческое несчастье, человеческую  беду, но рассказывается об этом не языком кино. И это плохо: короткометражное кино — это такой бриллиант. Его язык должен быть отточенным и чувственным. Во многих присланных работах я не увидела этой чувственности: авторам кажется, что если герой или кто-то из его близких просто расскажет историю, как все случилось, то этого – достаточно. На самом деле – недостаточно. Важно понять, как без прямой речи, без информации привлечь внимание к людям, которые в этом внимании нуждаются.

    Так что если говорить о критериях, по которым я оцениваю фильмы: я бы хотела, чтобы эти критерии были кинематографическими. Ведь не случайно же мы делаем кино, а не пишем статью по этому поводу. С помощью кино можно наиболее сильно, мощно рассказать обо всех этих проблемах.

«Щелкунчик в колонии». Режиссер: Мария Полякова.



    Очень сложно применять кинематографические критерии к фильмам, поданным на нынешний конкурс. На их примере сложно говорить о каких-то тенденциях в современном документальном кино: работы там еще не того уровня, чтобы отражать какие-то тенденции. Но я поняла, какие проблемы возникают у документалистов, когда они снимают кино о социальных проблемах.

    Когда мы наберем в нашу Школу новую группу молодых кинематографистов, мы будем учить их снимать социальные ролики, маленькое социальное кино. Для того чтобы выработать язык такого кино.

    Кино может влиять на отношения общества к затрагиваемым проблемам, менять это отношение. Но только тогда, когда оно именно кино, а не просто откровенная публицистика. Последнее – преимущество телевидения, газет. Кино может работать с образами, способно проникать в глубины человеческого восприятия. Тогда человек не только сам будет меняться, не только рубль положит на счет благотворительного фонда,  но и захочет разговора на равных с теми, кому плохо, кто нуждается в помощи.

    Вот этого мне как раз не хватает в представленных на фестивале фильмах. Ведь разговор о людях с физическими проблемами, об «особых»  людях – не разговор, простите меня, о «братьях наших меньших». Это рассказ о равных нам людях, которым нужен просто немного другой подход, другие условия. Высокомерную точку зрения здорового человека, что такие люди несчастны, нужно категорически убрать. Они могут быть счастливы в своем физическом состоянии.

    Надо попробовать работать с более серьезными, глубокими внутренними состояниями – и собственными, и героев.

    «Социальная» тема настолько сложна, что здесь нужно удержаться на какой-то грани, не свалиться в сентиментальность и одновременно не потерять ту чувственность, которую хотелось бы передать зрителям и вызвать в них отклик. Но чувственность вовсе не равна сентиментальности.

    И здесь явно нужно задействовать профессионалов, чтобы они показали уровень, задали некую планку.

    Потому конкурсы на определенную тематику конечно нужны. Нужно сделать так, чтобы сильные кинематографисты заинтересовались возможностью сделать маленькое кино на эту тему. Пригласить, например, десять мастеров с именами (игрового, документального кино) и попросить их сделать кино на социальную тему. Я думаю, что они оторвутся от своих дел и сделают пяти — десятиминутные ролики,  и не попросят для этого денег.

    Потому что все хорошо понимают – это разговор  не о каких-то абстрактных людях, а о себе. В любой момент ты можешь оказаться в подобной ситуации, как и  твои друзья, близкие.

    Не вижу ничего плохого для художника в социальном заказе, если он сам задает себе тему, и если для него социальный заказ не является чем-то сторонним, вписывается в контекст жизни. Главное, чтобы этот заказ не был политически ангажированным.  Художник всегда ставит перед собой какую-то задачу. Но сначала эту задачу перед ним ставит жизнь. Вот и получается тот самый «социальный заказ».

«Может этой весной». Режиссер: Кирилл Новиков.



    Если говорить о «герое нашего времени», то герой в кино и герой в жизни — часто разные люди. В кино героем может быть человек, условно говоря, совсем не честных правил, высоких поступков. Героем в жизни мы называем человека поступка. Это сложный разговор – о герое нашего времени. Мне кажется, что человек имеющий проблемы со здоровьем, не похожий на других, который проживает в нашей стране, где так мало внимания государства к их проблемам – уже по определению герой. Ему каждый день приходится справляться с обстоятельствами, с которыми не сталкиваются здоровые или социально успешные люди.

    В нескольких работах, которые были представлены на конкурс, мы увидели людей, которых несчастье не сломило.  Они продолжают любить жизнь, заниматься своим делом.

    Надо чаще говорить на подобные темы, чаще показывать таких людей. Запускать короткометражные фильмы о них в интернет, их должны видеть тысячи, миллионы пользователей. Чтобы это стало привычным. Не чем-то из ряда вон выходящим, не исключением. Чтобы зрители знали: рядом с нами живут такие же люди, но имеющие какие-то физические проблемы. В Америке ты встречаешь на улицах много инвалидов. Не потому, что их там больше, а просто они имеют возможность жить в обществе, как и все остальные граждане, ходить по улицам, заходить в магазины и кафе. А мы их не видим, и создается ощущение, что у нас физически очень здоровая страна.  На самом деле она очень не здоровая и физически, и ментально. Мы все должны понять, что тысячи людей вынуждены сидеть дома, у них нет возможности выйти на улицу. И они нуждаются в нашем внимании, в нашей поддержке.  Об этом должны знать здоровые люди, социально успешные. Донести информацию до них в виде документальных короткометражных фильмов, социальной рекламы  как раз и может интернет и телевидение.

Подвижники или профессионалы?

    Дарья Батамирова, директор по стратегическому планированию рекламной компании «Leo Burnett Group»:

5df5fb80ec0d906929024d76759f6873.jpg    - По моему мнению, конкурсы фильмов на социальную тематику очень важны. Часто созданием творческих продуктов в этой сфере занимаются «подвижники», не профессионалы, те, кто сам погружен в ту или иную социальную проблему. Отсутствие инвестиций на уровне с другими коммерческими категориями влияет на качество продукта. Конкурсы позволяют оценить уровень творческого продукта с учетом специфики сферы. Но, в конечном счете, эти фильмы будут конкурировать не между собой,  а с множеством других, в том числе коммерческих. И это важно учитывать.

    Я не профессиональный режиссер, но профессиональный рекламщик. Поэтому и подход к оценке работ у меня скорее «рекламный». Я представляла, к кому хотел обратиться автор работы, пробовала распознать сообщение, которое хотел донести автор до аудитории и представляла, насколько сказанное отличается от того, что слышат и видят люди сегодня, меняет ли это сообщение отношение людей к какой-либо проблеме. В большей степени меня интересовали работы, которые способны изменить не просто отношение к социальным проблемам, но и поведение людей в реальности. Такие работы были, и это здорово!

    Поднимая острую социальную тему проще всего драматизировать проблемы. Но интересно, что все больше создателей фильмов и социальной рекламы избирают другой путь — не углубляться в проблему, а посмотреть на нее с другой стороны, позволить зрителю не поразиться проблеме и «откупиться» от нее, а прожить, пережить ее вместе с людьми, которые глубоко погружены в нее. Таким образом, достигается более качественный, глубокий эффект.

    Тем более что кино может и должно «работать» на «пробуждение чувств добрых» в  обществе, если это делается искренне.

    Общим наблюдением стало то, что сразу в нескольких фильмах в рамках конкурса мы познакомились с героями, которые излучают позитивную энергию и здравый оптимизм. Они вызывают совершенно иные эмоции. Не жалость. С ними хочется познакомиться, подружиться, делать какое-то дело вместе. Такой эмоциональный контакт с героями социальных фильмов делает погружение в социальную проблематику глубже. Нам больше не хочется зажмуриться и убежать, узнав что-то шокирующее и депрессивное. Зритель понимает, что иногда решить какую-то проблему невозможно сейчас или невозможно вообще, но человек — это больше, чем его проблема. Иногда мы забываем об этом, ассоциируя человека и личность с ситуацией, в которой он находится в данный момент. Когда мы осознаем обратное — это здорово и удивительно.

    Мне показалось, что ключевым вопросом является не то, как создать образ «милосердия» в голове у зрительской аудитории, а как сделать так, чтобы люди проявляли милосердие чаще. Для этого совершенно не обязательно создавать образ «милосердия» — нужно просто глубже и качественнее погружать людей в социальные проблемы, образовывать их посредством формирования осознанного отношения к благотворительности и волонтерству.

    Понятно, что создатели фильма могут быть ограничены темой, социальным заказом. Лист бумаги, глина — это тоже в каком-то смысле ограничение для художника. Художник не творит в абстрактном пространстве. Он работает с материалом — как с задачей. Также и заданная тема — является задачей, интригой, материалом для художника. Другое дело — если эта тема не интересна и не близка художнику. В этом случае также как из  нелюбимого материала для творчества — ничего не получится.

Геройство, которое должно стать обычным

    Дмитрий Васюков, режиссер документального кино:

228936-300x200.jpg    - На мой взгляд, конкурсные фильмы  фестиваля этого года более профессионально сделаны, но и более поверхностны. А для меня главный критерий в оценке — возможность увидеть и почувствовать глубокое проникновение в тему.

    Не знаю, нужны ли конкурсы фильмов на определенную тематику. Вполне возможно, что и нужны… Главное, чтобы фильмы, отобранные по определенным темам, сообщали о чем-то большем, выходили бы за рамки этих тем, были бы объемными. Чтобы темы эти не ограничивали автора, а давали толчок к полету его фантазии, творчеству.

    В современном документальном кино темы довольно однообразны, предложения новых ярких форм и стиля я лично  пока не вижу.

    Вообще,  многие темы приходят, выбираются только потому, что муссируются средствами массовой информации. Таких тем, мне кажется, надо избегать. Но уж если пускаться по этому пути, то надо идти дальше фактов, в сторону  воздействия на зрительские эмоции. Сантименты — это ведь чувства, ничего не вижу плохого в том, чтобы на них воздействовать. Другое дело — какими методами. А что касается манипуляции ими, то это просто одна из задач художника, и здесь на первое место выходят ЦЕЛИ и ЗАДАЧИ, которые автор перед собой ставит.

    Соответственно, кино может и должно влиять на отношение общества к тем или иным проблемам, к людям в целом.

    К сожалению, сегодня простая душевная чуткость и участие, которые, казалось бы, должны быть свойственны каждому человеку, воспринимается, как нечто выдающееся, выходящее за рамки, как геройство, исключение. Это печальная констатация сегодняшней нашей жизни. Такие люди есть и в фильмах конкурса.

    Вряд ли художником может руководить тема, социальный заказ.  Скорее, художник может откликаться на тему, которая его интересует, возбуждает его фантазию, побуждает творить. Часто бывает, что та тема, которая волнует автора, одновременно с этим и обществом востребована. Но если художник просто выполняет заказ, не привнося в произведение ничего личного, это его формальное отношение будет всегда видно.

    Как только по-настоящему, серьезно, пристально тот, кто делает кино, попробует вглядеться в конкретного человека он  уже становится на путь создание образа милосердия в кино. Потому что его искренняя попытка понять, прочувствовать человеческую судьбу, его боль, страсть, мотивы поведения — все это найдет в душе и сердце зрителя эмоциональный отклик.

«Без движения». Режиссер: Юлия Меламед



Без чувства вины

    Наталья Семина, директор по связям с общественностью компании BBDO GROUP:

KMO_111307_03193_1_t218-300x168.jpg    - Если говорить о рекламе, то это предельно прикладная дисциплина, поэтому здесь главным критерием оценки работ для меня является точность сообщения. То есть, из ролика должно быть понятно – кто, что и кому хочет сказать. Цель любой рекламы – побуждение человека к какому-то действию. Если говорить о социальной рекламе, то действием может быть пожертвование денег или участие в работе благотворительной организации в качестве волонтера. Но есть и не совсем очевидные вещи – например, изменение отношения к какой-то проблеме. Но так или иначе, главная задача рекламы – изменение поведения (в виде действия или отношения). Поэтому когда я оцениваю социальную рекламу, то это первый критерий. Дальше для меня важна история, которую мы видим в ролике. Эмоциональность и адекватность этой эмоции. Я верю в story telling, поэтому выше оцениваю те работы, в которых есть история. Наконец, следующий критерий – качество производства, то, что в нашем ремесле называется craft. Это работа режиссера, оператора, качество монтажа и т.п. Поэтому в номинации «Социальная реклама» я исходила из этих трех критериев.

    В номинации «Документальный фильм» на первом месте для меня была как раз история, дальше – герой (что это за человек, насколько он заряжен и т.п.), дальше – насколько получилось раскрыть героя через историю, которую мы видим в фильме, и наконец – craft.

    К сожалению, я не отслеживаю тенденции в документальном кино, поэтому ничего не могу сказать о них. Что же касается социальной рекламы – да, есть тренды. Наши стратеги в прошлом году провели анализ социальной или социально ориентированной рекламы. И вот какие тренды они называют:

    - смещение фокуса от призывов «за мир во всем мире» (условно) к конкретным действиям

    - практическая польза

    - не объект сострадания, а объект восхищения

    - не навязывать эмоции, а поддержать настоящую страсть

    - не шок, а удивление

    - не чувство вины, а повышение социального статуса

    - обращение не к худшему, а к лучшему в нас

    И еще один тренд, который относится не к тому, как строится рекламное сообщение, а к самому понятию: размывание границ того, что мы называем социально рекламой. Все больше и больше бизнесов создают рекламные проекты, которые можно с полным правом отнести к социальной рекламе.

    Когда поднимается острая социальная тема в любом жанре есть опасность спекуляции сюжетами, героями, соблазн манипуляции чувствами зрителей посредством «жалостливых» фактов. Искусство творческой команды состоит как раз в том, чтобы пройти по тонкой грани.

    Искусство – это то, что делает человека человеком. Фильм может быть тяжелым, музыка – диссонансной, картина – ломающей взгляд. Но в конечном итоге это должно делать человека человеком, а не уничтожать его.

    Человеком, который делает кино, снимает рекламу  может выполнять социальный заказ.  А почему нет? Вся история искусства, за исключением последних 150 лет – это работа на заказ. Да и в наше время такого много – например, Куросава все фильмы снял по заказу государства. И продюсеры, безусловно, диктуют свое видению режиссерам. Не знаю, хорошо это или плохо? Но очевидно, что это не является глобальным барьером для создания большого произведения искусства.

    Как  создать образ милосердия в кино? Если исходить из определения, которое дает толковый словарь (МИЛОСЕРДИЕ – Готовность помочь кому-нибудь ли простить кого-нибудь из сострадания, человеколюбия), то наверное, образ милосердия получится создать, рассказывая честные истории о помощи и прощении.

Без формулы

    Илья Каукин, руководитель проекта «Все равно?!»:

pub-300x168.jpg    - Критерии оценки фестивальных работ, конечно же, субъективны. К сожалению, а может, к счастью, ни у кого нет формулы идеально снятого документального фильма, поэтому работы можно оценивать только согласно своим каким-то внутренним установкам. Ясно одно — фильм должен вызвать отклик, и некоторым работам из числа представленных на конкурс, это удалось в той или иной степени.

    И конкурсы фильмов, посвященные определенной тематике -  хороший стимул для молодых, начинающих режиссеров, операторов, это возможность показать себя для профессионалов. Конечно, всегда приятно выйти на сцену и получить награду.

    Для тех, кто берется за социальную тематику, есть опасность, что зрители буду реагировать лишь на жалостливые реалии героев. Но ее не нужно бояться. Реалий и так предостаточно, достаточно оглянуться вокруг, вопрос в том, как их показать в документальном кино. И вопрос в том, что считать реалией. Для одного какая-то ситуация существует, а для другого нет, может, человек ее и не видел никогда, не думал о ней, но посмотрит фильм — и мировоззрение поменяется. Хорошо это или нет, удастся ли вызвать в душе милосердие и не забыть это ощущение после фильма, вот в чем вопрос.

    Кино, как и любой другой вид искусства, наверное, могут сделать многое. Красота вообще должна спасти мир, как известно. Но все же, думаю, определяющее значение имеет внутренний мир зрителя. Если зритель готов к пробуждению, он проснется.

    Думается, никакое кино не поможет, если человек не готов увидеть то, что хочет показать автор.

    Мы знаем примеры, как и кино, и литература могут работать «по заказу партии». Всегда найдутся те, кто готовы работать на любую линию, какую укажут. И конечно, будут те, кто откажется от такого предложения и предпочтет творить по собственной программе.

    Когда речь заходит о кино, возникает вопрос, появляется ли в нем те, кого можно назвать «героями нашего времени». Но нарисовать такой портрет «героя», думаю, почти невыполнимое задание: сегодняшняя реальность настолько фрагментирована интернетом, глобализацией, иллюзиями, скомканностью и сплетенностью пространства и времени.

pravmir.ru