Изжить профессиональный цинизм. Пастыри о том, как остаться человеком на любой работе.

Изжить профессиональный цинизм. Пастыри о том, как остаться человеком на любой работе. 27.05.2014

    Все люди хотели бы стать знатоками своего дела, однако иногда, одновременно с приобретением профессиональных навыков, в человеке развивается особый — профессиональный — цинизм. Все мы слышали историю про работников сырзавода, которые купались в молоке, из которого потом должны были изготовлять молочные продукты. Рассказывают истории об особо циничных студентах-медиках, играющих в футбол в анатомическом театре. Увы, «профессиональный цинизм» не обошел стороной и нас, православных верующих: случается, мы видим особое неблагоговение и кощунственные шутки и выходки даже в церковной ограде...

    Как остаться человеком на любой работе? По каким признакам мы можем понять, что с нами что-то не так, что мы теряем человеческий облик? И, главное, как изжить это в себе? На эти вопросы отвечают протоиерей Артемий Владимиров, священник Александр Брагар и диакон Валерий Духанин.

«Если мастер своего дела хранит себя от тщеславия,его сердце будет исполняться благодати Святого Духа»

173495.p.jpg    Протоиерей Артемий Владимировстарший священник и духовник Алексеевского ставропигиального женского монастыря, преподаватель Православного Свято-Тихоновского гуманитарного и Российского православного университетов, член Союза писателей России

    — Как остаться человеком на своем поприще? Как следить за собой? Что может служить для нас предупреждением скольжения по наклонной плоскости? Думается, что все определяется поставленной целью. Если это сокровище, зарытое в земле, чистоган, золотой телец, личное обогащение, — жди дурных последствий. Евангелие возвестило раз и навсегда: нельзя одновременно служить Богу и мамоне. Человек, поклонившийся злату как божеству, согрешает идолопоклонством, а значит, незаметно для себя опутываясь сребролюбием, попадает в полон к демонам наживы, обогащения, бессердечия. Такой человек лишается благодатного покрова, если он был христианином. В нем со дня на день крепнут страсти гордости, жадности, похоти, злобы; совершается нравственное падение, приводящее к ожесточению сердца, к способности преступить ту незримую черту, которая написана у каждого в его совести. Несчастный начинает приносить любимое дело в жертву корысти. Возникает противоречие между декларируемым идеалом и образом жизни, происходит великий надлом и раскол в человеческой душе. Отсюда недалеко и до цинизма — потери веры в идеал, внутренняя измена ему, неспособность отдаться высокой цели, неверие в нее. Душевная смерть, выражающаяся в бессердечии к людям, глумлении над всем, что именуется благом, добром, истиной, красотой, подлинной любовью; бахвальство собственными пороками, открытое пренебрежение и осмеяние того, что дорого простым нормальным людям, не перешагнувшим упомянутую совестную черту.

    Совершенно иное, если я поставил перед собой идеальную цель, каковой является служение Богу, прославление Его имени, уподобление Ему и, соответственно, жертвенное служение людям. Желание приносить им существенную пользу самоценны... Чем более преуспевает в своей профессиональной деятельности человек, тем больше он востребован теми, кто ждет его помощи, тем более рождается в душе бескорыстной радости, удовольствия от сознания своей нужности, от конкретных плодов созидания. Если при этом мастер своего дела хранит себя от тщеславия (что очень важно), его сердце будет исполняться благодати Святого Духа. Преуспевая в своем творчестве, христианин растет духовно. В нем увеличивается удельный вес творческого смирения, то есть сознания своей ограниченности, недостаточности. Его сердце распространяется и расширяется в любви, в сочувствии, в сострадании к людям. Видя пред собою обширное поле деятельности, истинный профессионал почитает себя должником тех, кто мог бы воспользоваться её плодами.

    Как правило, люди, достигшие степеней известных, люди талантливые, творческие остаются совершенными бессребрениками (если вести речь о христианах). Это не значит, что они чужды земных интересов и нужд, но последние не являются приоритетом их профессиональной деятельности. Есть иная — высшая, творческая радость, которая осеняет человека в ходе самих трудов по изобретению чего-то нового, в общении с людьми, которые, пользуясь искусством твоих рук, получают искомое.

    Как следить за собой? Очень просто.

    Первое. Нужно в зародыше истреблять всякий корыстный помысел. Бог позаботится о тебе и не оставит тебя без насущного хлеба, особенно если ты в будничной жизни проявляешь великодушие, жертвенность, благородство по отношению к людям.

    Второе. Очень важно избегать малейшей небрежности, верхоглядства; нельзя работать спустя рукава, делать что-либо тяп-ляп, абы как, для отвода глаз. Нельзя руководствоваться циничным признанием тусклых звезд постсоветской эстрады: «авось схавают», но должно отличаться большой самокритичностью. Хорошо быть всегда недовольным своими трудами, видеть то, что не достает тебе для совершенства, всегда оставаться в должниках у Господа, Который является источником всего доброго, нами совершаемого.

    Третье. Очень важно сохранять человечность. Когда ты теряешь внимательное, бережное, деликатное, совестливое отношение к человеку, перестаешь трудиться в доброделании, когда уходит жертвенность в служении, — это весьма тревожный симптом. Напротив, если ты сохраняешь душевную теплоту, участливость, если тебе доставляет удовольствие помогать человеку — словом ли, делом, взглядом, молитвою, ты всегда будешь шестым чувством ощущать присутствие Христа Спасителя, Который пришел в этот мир и сделал все для возрождения и вхождения в жизнь вечную каждого из нас.

    Четвертое. Важно следить за своей речью, языком и не допускать до сердца духа горькой иронии, сарказма. Избегать злых и насмешливых характеристик людей, осмеивать их действительные или вымышленные недостатки. В противном случае подобное умонастроение может незаметно стать второй природой человека, превратить его в мизантропа, циника, способного лишь издеваться над людьми, но не способного плакать (как Герда) над окаменевшими человеческими сердцами.

    Пятое. Если говорить о христианах, то очень важно сохранять молитвенное дыхание сердца. Любой род созидательной деятельности нуждается в благодатной «инъекции» посредством нашего молитвенного обращения к Богу. Тайное собеседование с Небесным Отцом, призывание Его святого имени, испрашивание ежечасной, ежеминутной помощи свыше, благодарность Господу за успех дела (а прежде — за содействие, исправление недостатков) — очень важный внутренний критерий, по которому мы определяем, что не сбились с пути, не потеряли дорогу в потемках тщеславия, корысти и похоти.

    И дай Бог, чтобы в воссозидаемой России все меньше места оставалось для циников — как в области политики, так и в сферах социального служения. Современный мир более всего страждет от потери любви, от бессердечного и жестокого отношения человека к человеку, и здесь совершенно ни при чем экономические факторы или политическая модель общества. Каждый из нас даст свой ответ Сердцеведцу Богу, чем он воодушевлялся в своей земной жизни, превратил ли он сердце в клоаку, исполненную тошнотворного запаха порока и нечистоты, именуемых цинизмом, или в лампаду, распространяющую вокруг себя свет и тепло жертвенной любви.

***

    Священник Александр Брагарнастоятель храма в честь Тихвинской иконы Божией матери в подмосковном селе Иваново, известный писатель, пишущий под псевдонимом «Александр Дьяченко»:38248.p.jpg

    — Человек становится военным, берет в руки оружие и получает право защищать человека. Но всякое право неразрывно сопрягается с ответственностью. Ведь автомат можно повернуть и против человека, простого — того, кто надеется на тебя, на твою совесть и твою порядочность. Также и врач, которому мы доверяем самое дорогое, что у нас есть, нашу жизнь и жизнь наших детей. Почему мы доверяемся человеку в белом халате? Потому что знаем, он дает клятву Гиппократа, обещает быть совестливым и не вредить.

    Моя знакомая медсестра, которая работает в хирургической бригаде, рассказывала, когда ее коллеги врачи заступают на смену, они занимаются только одним: «режут, режут и режут». По ее словам, человек, получающий некую дозу наркоза, остается будто без души, превращаясь в гуттаперчевого манекена, с которым можно делать все что угодно. Многие помнят покойного Майкла Джексона, который перенес множество хирургических операций. Знаменитый артист доверял свое тело врачам, а те, пользуясь его беспомощностью в состоянии наркоза, издевались над ним, при этом еще и фотографировались.

    Врачу, воину, священнику, да и всем остальным, независимо от того, чем ты занимаешься, необходимо иметь какое-то внутреннее табу на совершение зла. Нам нужно прислушиваться к тому, что происходит внутри себя, осуществлять над собой самоконтроль. Мы существа нравственные, и призванные изначально творить добро, но, к сожалению, легко способны превратиться в тех, кто служит злу.

    Возьмите немецких или японских врачей, тех, что в концлагерях ставили страшные бесчеловечные опыты над живыми людьми. Но ведь и эти врачи когда-то хотели лечить и помогать. И встает вопрос: как остаться человеком? Как не перестать видеть в других людей, точно таких, как и ты сам? Это уже вопрос нравственный, вопрос совести.

    Я служу священником уже 15 лет. И для меня каким-то внутренним мерилом является то, как я вхожу в Царские врата. Если вхожу в них как в обычную дверь, то понимаю, со мной что-то не так. Внутренний человек подсказывает: «Остановись и подумай, ты как-то неправильно живешь, не так что-то делаешь». Почему уходит благоговение? Тогда начинаешь внимательнее читать Евангелие и молиться. Без благоговения и страха Божия ты уже не священник, а обычный требоисполнитель. Горе тебе, если ты забыл клятву Гиппократа, горе тебе, если ты забыл, что ты защитник своего народа.

    Как-то я разговорился с одним офицером, который много лет служил на Кавказе. Он рассказал, что порой к ним на блокпост приходили женщины со стороны бандитов, и предлагали за большие деньги переходить на их сторону. Я спросил, были ли случаи перехода? Знакомый сказал, что у именно у них такого не было, но о таких историях он слышал. Теряешь совесть и становишься наемником, а тому все одно в кого стрелять — лишь бы платили.

    Наш знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов писал, что нам не важно, кем будет ребенок, когда вырастет: негоциантом, инженером или военным. Важно, каким он будет человеком, сумеем ли мы воспитать в нем человека. Сегодня все чаще мы считаем, что главное для наших детей — это материальные блага, главное их одеть и обуть, но, а потом что?

    Перед святителем Лукой (Войно-Ясенецким) в юности стоял выбор, кем стать: художником или врачом? Он долго решал и пришел к выводу, что, будучи медиком, сумеет больше принести пользы людям.

    Думаем ли мы сегодня также? К сожалению, большинство думает иначе и ищет выгоды только для самих себя. Молодым людям нужно постоянно напоминать, что, направляясь в любую профессию, особенно туда, где от их совести и порядочности будут зависеть здоровье, покой и благополучие других людей, идут они не только зарабатывать деньги, но и совершать, пускай и незаметный, но ежедневный подвиг. И как бы не казались эти слова банальными и смешными, на этот подвиг они должны быть внутренне готовы.

***

«Циник ведет себя так, что в нем уже не заметен образ Божий»

166211.p.jpg    Диакон Валерий Духанин, кандидат богословия, проректор Николо-Угрешской духовной семинарии:

    — Цинизм — это утрата благоговейного отношения к другому человеку или к окружающим нас предметам, а затем и утрата собственного человеческого достоинства. Циник ведет себя так, что в нем уже не заметен образ Божий, то есть, он теряет в себе самое ценное, что дано от Бога. Такой человек несет окружающим пример духовного повреждения, прикрытого шуткой, смехом или неординарностью поведения. В циничных действиях и кривляниях всегда есть что-то от дьявола, который пародирует, надсмехается, издевается, но не создает ничего возвышенного.

    Иногда цинизм присутствует в профессиональных отношениях, когда даются краткие шуточные характеристики другому сотруднику, или когда исполнитель работы действует не церемонясь. Конечно, во всякой профессии встречается более смелое отношение к тому, чем ты занят. Врач не должен падать в обморок при виде крови или испытывать головокружение рядом с покойником. Но если студенты-медики играют в анатомическом театре в футбол головами, а работники сырзавода купаются в молоке, то это уже не столько профессиональная смелость, сколько кощунство. Здесь перейдена грань, потому что спит совесть.

    Как остаться на своей работе человеком? Трудно это сделать, если ты вообще не ведешь христианскую жизнь. Вера во Христа предполагает чувство святыни, при котором ты всегда помнишь о Боге, осознаешь свое недостоинство и внимаешь тому, что происходит в твоей душе. Собственно, если мы знаем, что всегда находимся пред взором Божиим, что Господь видит, как мы себя ведем, и за это несем ответственность, то разве мы допустим циничный поступок?

    Нужно быть внимательными к себе. Когда мы общаемся с ближними, и у нас теплое к ним отношение, то нельзя доводить это до панибратства. При чрезмерном раскрепощении ты начинаешь высказываться о другом слишком вольно, за чем уходит благоговение и приходит цинизм. Даже в храме такое может быть, когда ты начинаешь привыкать, и уже чувствуешь что-то обыденное, в душе угасает былой огонек веры и появляются шутки, неблагоговение. Святые отцы и в частности святитель Феофан Затворник много писали о том, что нужно поддерживать в себе горение духа, нужно каждый раз, как становишься на молитву или приходишь в храм, возобновлять в себе чувства, как будто ты только что приступил к духовной жизни.

    Очищая совесть, мы делаем ее голос более ясным и слышимым. Вот простой пример. Если христианин внимательно относится к своей душе, исповедуется, а после этого вдруг кого-то осудит, он это сразу почувствует — на душе будет какая-то теснота, смятение, потому что пришел грех. Так и начало цинизма можно замечать по неблагоговейным, дерзким чувствам, появляющимся в душе. Лучше всего как можно чаще в душе молиться Господу краткими молитвами, молитвой Иисусовой, Божией Матери: «Пресвятая Владычице моя Богородице, спаси меня грешного!», Ангелу-хранителю, иметь внутреннее предстояние пред Господом, тогда никакая дурная мысль, никакой цинизм не найдут пристанища в душе.

Подготовила Анна Ерахтина

sinod-molodost.in.ua